Итоги конкурса на получение стипендий CWS

_Новость_820х458 (1)268908
7 сентября 2022

Наши мастера подвели итоги конкурса на получение стипендий CWS на обучение в осенних мастерских. Поздравляем победителей! В течение дня все победители, финалисты и участники получат письма, не пропустите!

ВНИМАНИЕ, ОБНОВЛЕНИЕ:

Появились результаты мастерской Дмитрия Данилова

Победитель: 25116 Елена Щетинина
Финалисты: 24829 Анастасия Разумова, 24476 Татьяна Гальскова

Дмитрий Данилов:

Задание на сей раз был действительно трудным, я сам бы с ним, наверное, не справился; когда проверял работы, не раз ловил себя на мысли: хорошо, что мне не надо писать текст на такую тему. Тем не менее, участники проявили себя с наилучшей стороны — давно не припомню в подобных конкурсах такой россыпи остроумия. С другой стороны, и бесспорно удачных работ было не так много (всё же, задание, повторюсь, трудное). Первое место я отдал работе с самым парадоксальным, оригинальным сюжетным решением, финалисты отобраны по тому же принципу. Поздравляю победителей, огромное спасибо всем за читательское удовольствие! Надеюсь, встретимся на нашем курсе!

 

Как писать фантастику. Стефан Хмельницкий

1-е место: 24716 Полина Колташева

Два финалиста: 24605 Дарья Андреева и 24708 Дарья Райнер

Стефан Хмельницкий:

Я получил огромное удовольствие от прочтения конкурсных текстов. Многие произведения оказались вполне законченными, несмотря на ограничения по объему. Много очень запоминающихся ироничных образов, вроде балаганчика в животе бухгалтера или людей, превращенных в рыбоголовых гуманоидов. Отдельно хочется выделить прекрасное владение языком многих конкурсантов, но для жанрового рассказа одного языка не хватает. Необходимо владеть и прочими инструментами сторителлинга: сюжетом, композицией, дугой персонажа, саспенсом и многими другими — мы будем учиться им на нашей мастерской.

Важно не только создать запоминающийся образ, но и понимать, зачем этот образ создан. Например, многие рассказы Рея Бредбери или Виктора Пелевина отражают социокультурные трансформации в обществе. Поэтому приоритет я отдал тем авторам, которые умеют не только владеть языком, но и передать важный месседж: либо актуальный, либо универсальный.

Не менее важным критерием отбора для меня была оригинальность идеи и её реализация. Здесь не обошлось без речевых и сюжетных штампов, вроде людей в белых халатах (действие происходит в больнице или в психушке) или коварной женщины, которая непременно пытается завладеть имуществом мужчины (здесь по умолчанию читатель должен пожалеть наивного и честного мужчину). Такие сюжетные штампы хороши для «мыла» и сайтов проза.ру, но мне бы хотелось видеть побольше качественных и оригинальных рассказов. Благо среди поданных работ таких хватает.

Хочу отметить, что если вы не попали в список, возможно, вы ещё в самом начале своего творческого пути и только нащупываете почву под ногами. Если вы действительно хотите писать, то вы просто пошлете меня к черту, возьмете лаптоп или на чем вы там пишите — и напишите новый рассказ, в сто раз лучше прежнего.

Я отлично знаю, что такое отсутствие профессионального фидбека, когда ты показываешь свой рассказ близким людям, а в ответ получаешь сдержанный отзыв: «неплохо» или «мне нравится». Или публикуешь рассказ в интернете и радуешься одному захудалому комментарию. Напротив, профессиональный фидбек дает понять, что именно ты делаешь не так, провести работу над ошибками и написать лучше. Да, такой фидбек стоит денег, но вы либо занимаетесь с фитнес-тренером, либо мыкаетесь по турникам самостоятельно, просматрия ютуб-ролики с упражнениями, в надежде на результат.

В моей мастерской вы получит необходимый фидбек и поддержку, которая обеспечит быстрый рост ваших писательских навыков. Решать вам.

 

Комикс: от идеи до воплощения. Ольга Лаврентьева

Победитель: 23328 Женя Буше

Финалисты: 24815 Елена Бекмухамедова и 24844 Глафира Пинхасова 

Ольга Лаврентьева:

Спасибо всем, кто участвовал в конкурсе! Работы невероятно интересные, яркие, удивительные! Читать было очень интересно, а выбрать победителей – крайне сложно. Даже мучительно. 

По каким критериям делался отбор? Понятный и завершённый сюжет, понятная и оригинальная графика, понятный и грамотно расположенный шрифт. А теперь несколько общих комментариев! 

1 Некоторые участники проигнорировали формат. Пожалуйста, не делайте так! Если комикс должен быть А4, значит, он должен быть А4, а не квадратным или вытянутым по вертикали. Это не мелочь, а очень серьёзное нарушение. За такую невнимательность вас могут в будущем снять с конкурса или не взять вашу работу в сборник, даже если ваш комикс будет самый крутой. 

2 Многие участники пренебрегли названием. Без названия одностраничный комикс выглядит как вырванная откуда-то страница, как обрывок. Название сразу показывает, что перед читателем отдельное законченное произведение. 

3 Про материалы. Работы, выполненные карандашом, в большинстве случаев выглядят проигрышно рядом с более яркими материалами. Карандаш не подходит для линейного рисунка, слишком мало контраста, слишком бледно. Тот же самый рисунок, сделанный гелевой ручкой или маркером, будет выглядеть значительно лучше. И синяя шариковая ручка – тоже не лучший инструмент. Её, конечно, никто не запрещает использовать, но синяя ручка плюс слабый рисунок создают ощущение, что комикс был нарисован поспешно, где-то в тетрадке. Если вы понимаете, что вам пока не хватает навыков рисования, не берите карандаш или обычную синюю ручку. Возьмите хотя бы чёрную гелевую. Это сразу сделает вашу работу “профессиональнее”, серьёзнее. 

4 Конечно, в работах были распространённые ошибки новичков в расположении кадров и баллонов, неверный порядок чтения, неподходящий шрифт. Но всё это можно исправить!  Было множество очень интересных сюжетных и визуальных решений, яркие персонажи, работа со шрифтом и с цветом, разные жанры, серьёзные истории и очень смешные! Много сильных работ и авторов с огромным потенциалом! 

Приходите на курс, будем учиться избегать ошибок новичков и “строить” комикс от крепкого фундамента до красивой отделки. 

 

Художественный перевод с испанского. Дарья Синицына

Победитель: 24859 Ольга Рогожина 

Финалисты: 24727 Елена Брацлавец и 24904 Екатерина Ряхина

 Дарья Синицына:

На конкурс прислали 36 переводов, и почти две трети из них оказались переводами «на пятерку» (простите мне школьную терминологию, на меня влияет начало сентября). А точнее: 3 перевода из 36 – на тройку, 10 – на четверку, 7 – на пятерку с минусом, 8 – на пятерку, 5 – на пятерку с плюсом и еще три выдающихся, cum laude, это и есть победитель и два финалиста. 

Читать все работы было очень интересно, временами мне хотелось встать из-за ноутбука и поаплодировать. В то же время наметилось несколько общих для многих работ проблем, и вот что я хотела сказать по этому поводу:

1 Буква “u” в фамилии Ezguerra не читается.

2 Иезуиты имели в виду, что обогащение – тоже своего рода молитва.

3 Emplear – не всегда «нанять». Эктор Эсгерра приехал на свое фамильное ранчо, все пеоны и так на него работают.

4 Saco (во многих латиноамериканских вариантах испанского) – это пиджак. Или сюртук, поскольку дело происходит в первой половине XIX века.

5 Да, в первой половине XIX века, и контекст об этом говорит, хоть и косвенно (война за независимость – иезуиты – двадцать лет). Поэтому coche там – не автомобиль, а повозка или экипаж.

6 Llevaba un sombrero… – «на нем была шляпа», а не «он носил шляпу», потому что мы смотрим на Эктора глазами Камилы. Она только что его увидела и удивилась. Она не знает, носит ли он шляпу всегда.

7 Ковбой живет по другую сторону границы. В Мексике живет вакеро, ранчеро, землевладелец, скотовод, но только не ковбой.

8 «Обслужить себя» (servirse) – слишком уж буквально. «Положить себе еды», только и всего.

9 Жизнь кухарки не так плоха, как могло показаться. Она не питалась всю жизнь одними тортильями, а использовала их как столовые приборы, подцепляла ими еду.

10 Перевод слова “gringa” дает бешеное разнообразие синонимов. Но если мы транслитерируем, то пусть все же будет «гринга», она ведь женщина.

Я поздравляю неведомого мне победителя конкурса, финалистов и тех, кто вошел в «лонг-лист» и получит скидку на курс! Нас ждет триллер и еще много всего интересного. Предадимся переводу и латиноамериканистике!

 

Память, говори! Александра Степанова и Марина Степнова.

 Победитель: 24889 Мария Баженова

Финалисты: 25046 Владимир Кудряшов и 23904 Виктория Горелкина 

Александра Степанова и Марина Степнова:

В работе “Никому не говори” есть ценное для рассказа качество — отсутствие четко очерченных автором смысловых границ и оценок. Все происходящее просто отдается читателю и может трактоваться им как угодно в зависимости от собственного опыта. И это вызывает интенсивную тревогу. Хочется узнать о произошедшем больше, разобраться в отношении дяди Коли к соседской девочке однозначно и выставить ему оценку — но это невозможно, и ты остаешься с тем самым разлитым внутри непониманием, какое свойственно в подобных ситуациях детям. Прекрасная работа!

 

Художественный перевод с французского. Вера Мильчина

Победитель: 24644 Валентина Лоева

Финалисты: 25144 Екатерина Лобкова и 25146 Яна Барсова

Вера Мильчина:

Прежде всего, я очень рада, что целых три десятка человек заинтересовались предложением поучиться переводить французских авторов XIX века.

По представленным переводам видно, что их делали — в основном — люди мыслящие и внимательные к слову. Но видно также, что есть, над чем работать дальше (что вполне нормально, иначе и мастерская по переводу не была бы нужна).

Начну с ошибок не типичных, «штучных», но анекдотических.

В одной из работ « immortalité d’âme » (бессмертие души) превратилась в «падение нравов»! Тут у меня нет даже гипотезы о том, как могло произойти это превращение. А вот почему в двух работах pêcher les goujons переведено как «ловить шпильки», понять можно: современный французско-русский словарь дает для слова goujon в качестве одного из переводов «шпильки» (французские словари XIX века, кстати, этого значения не дают вовсе, там второе значение — болт, затычка). Но все-таки если рядом с goujon стоит глагол pêcher, означающий «ловить рыбу», то нетрудно догадаться, что речь идет не о шпильках, а о пескарях. Вот и первый урок: если словарь дает французскому слову много разных значений, выбирайте нужное не механически, не первое попавшееся, а сообразуясь с контекстом.

Если иметь это в виду, тогда intérêts в тексте Сулье будут процентами, а не «интересами» (такой вариант в представленных работах тоже имеется), revenants будут привидениями или призраками, а не «вернувшимися» и не «воскрешенными». Fortune будет состоянием, богатством, а не везением (хотя здесь есть тонкий момент — чуть ниже Сулье употребляет слово infortune, и хорошо бы это каким-то образом обыграть).

Вообще выбрать правильный перевод из ряда значений — дело очень важное, и тут главное — не вставлять в перевод первое (попавшееся) словарное значение, а подумать, не подойдет ли тут что-нибудь другое. И тогда écriturе окажется не «письмом», а «почерком», а moutons – не овцами, а баранами. Они, кстати, и по словарю — именно бараны, но всего один переводчик (или переводчица) помянул в своей работе именно их. Между тем если такая стрижка употребляется в паре с «управлением народами», ясно, что речь идет не только о реальной, но и о метафорической «стрижке» каких-то послушных и недалеких существ, а эту роль со времен тех баранов, которые по воле Панурга прыгали в воду в книге Рабле, исполняют именно бараны, а не овцы.

Самым трудным для всех переводчиков, кроме трех, оказались «зубы у кур». Сулье явно шутит и приводит пример чего-то абсурдного, и в этом смысле куриные зубы, конечно, и сами по себе неплохи. Но если немножко поискать, то можно обнаружить, что у французов есть выражение Quand les poules auront des dents, означающее отсылку к ситуации, которая никогда не наступит. То есть в точности соответствующая русскому выражению «когда рак свистнет». И именно его нужно было постараться вставить в текст в своем первозданном виде («рачий свист» и «манера свиста у ракообразных» — это очень хорошо, но недостаточно). Отсюда второй урок: если видите в тексте какое-то странное выражение (а зубы куриц — вещь явно необычная), поищите, не идет ли речь об идиоме, которую не следует переводить дословно.

Еще одним камнем преткновения для очень многих переводчиков стала фраза о науках, искусствах и ремеслам и посвященных им трактатам. Большинство переводчиков переводили дословно и получалось примерно так: «Не найти науки, искусства или ремесла, у которых не было бы своей библиотеки (или которые не обладали бы своей библиотекой)». Вот в этом месте нужно остановиться, перечесть написанное и задать себе вопрос: а может у науки или искусства иметься «своя библиотека»???

И написать что-нибудь вроде: «Нет такой науки, искусства или ремесла, которым не была бы посвящена целая библиотека…». (вообще вопрос: а может ли быть вот такое, что я сейчас написал? — для переводчика крайне полезный).

Практически никто (за очень редкими исключениями) не учел, что французское et  иногда следует переводить не как «и», а как «или», и в финале предложенного фрагмента Людовик XIII говорил всем или да или нет (в отличие от хитрого Ришелье, который никому не говорил ни да, ни нет). Ведь имеется в виду, что простодушный король давал ответ четкий (да или нет), а изворотливый кардинал — ответ обтекаемый. А если король говорит всем «да» и «нет» (одновременно?), то он выглядит просто умственно отсталым (разом и соглашается, и отрицает), а этого, как мне кажется, Сулье все-таки в виду не имел.

Еще урок — нужно по возможности соблюдать синтаксис автора, и если Сулье счел необходимым составить из перечислений очень длинную фразу, не нужно делить ее на много коротких.

Очень важно заботиться о симметрии: если переводимый автор противопоставляет глаголы, нужно стараться сохранить противопоставление именно этих частей речи (и при таких противопоставлениях можно не бояться повтором одного и того же слова, если автор «играет» именно на этом).

Порой для симметрии нужно просто чуть-чуть изменить слово. Сулье пишет об искусстве faire de grands hommes avec des petits enfants; практически все так и перевели «делать великих людей из маленьких детей». Но ведь по-русски великое противопоставляется не маленькому, а малому, и гораздо лучше было написать «великих людей из малых детей».

Ну, и наконец, Сулье перечислил многие «искусства», но, разумеется, ничего не написал о том искусстве, какому будем учиться мы в ходе работы нашей мастерской — искусстве «темпоральной стилизации», которое предполагает, что в тексте 19 века не нужно употреблять слов, которые вошли в русский язык только в веке 20-м, каковы, например, «селекция» и «культивация» или «культивирование».

Я очень надеюсь, что этим своим анализом типичных ошибок смогла убедить: процесс перевода — вещь довольно-таки затейливая, но очень увлекательная. Подыскивать варианты, объяснять (самому себе и коллегам), почему нужно написать так или иначе, вдумываться в ход мысли автора, если этот автор — человек умный и остроумный, искать выразительные аналоги его шуткам и каламбурам, — вот всем этим я и предлагаю заняться, и не когда рак свистнет, а прямо в ближайшем октябре.

Как переводить нон-фикшн. Игорь Мокин

Победитель: 25099 Мария Якушева 

Финалисты: 24107 Михаил Грачев и 24918 Сергей Павловицкий

Игорь Мокин:

Конкурсный текст требовал от переводчика не столько отыскать нужные реалии или верно передать их официальные названия, сколько вникнуть в ход рассуждения и точно передать ключевые мысли автора. Подчас это оказывалось трудно. Например, не всем удалось разобраться с логикой первого абзаца, который весь строится как бы с точки зрения городов, и слово cities в оригинале скрепляет его, находясь в теме всех предложений после первого. В русском переводе требовалось и сохранить эту логику, и избежать чрезмерного повторения одного слова.

Трудность всего с одним словом могла нарушить логику предложения. Так, ближе к концу говорится о том, что флорентийцы не были готовы отдавать свободу за ease and calm; здесь нужно не просто передать эти слова, но сделать так, чтобы считывался смысл, который подразумевает автор. Поэтому вариант “ради легкости и покоя”, который выбрали многие, здесь не подходит: никакая “легкость” (чего? бытия?) здесь в виду не имеется. Уместнее говорить о “легкой и спокойной жизни”, а, возможно, даже о “безопасности и стабильности” – да, это практически в терминах современной политики, но автор явно пишет фразу с учетом такого подтекста, ведь эти понятия противопоставляются безусловно политическим liberty and dignity.

Типичная частная трудность при переводе с английского – это разнобой управления при однородных членах; некоторые участники конкурса попались в эту ловушку на фразе The Florentines had … exiled, killed or at least banned from government all their nobility. В переводе здесь нужны три переходных глагола: “изгнали, казнили или по крайней мере исключили из государственной системы всю знать”, “нобилитет был весь отправлен в изгнание, убит или как минимум выведен из политической жизни” и так далее. Но кое-где проскальзывают и ошибки типа “выгнали, поубивали и запретили знати…”

В целом уровень присланных работ высокий, и отобрать лучшие переводы было нелегко. За гранью длинного списка осталось еще 15-20 работ, которые можно было бы слегка отредактировать и смело нести в публикацию; еще несколько десятков показывают, что их авторы проделали большую работу и перевели вдумчиво, даже если получилось не так удачно. Я готов заключить, что большинство тех участников, которые остались без специального поощрения, могут быть уверены, что курс им по силам, и смело идти на него.

 

Литмастерство: пишем бестселлер. Денис Банников

Победитель: 24002 Дарья Андреева

Финалисты: 23931 Полина Щербак и 24777 Ася Демишкевич 

Денис Банников:

Принято считать, что жанры ограничивают писателя, но куда чаще случается наоборот — рамки парадоксальным образом раскрепощают. И это прекрасно видно по конкурсным работам, авторы которых, оттолкнувшись от короткой и, прямо скажем, довольно-таки избитой фразы, создали даже не зарисовки, а полноценные рассказы. Все тексты разные по форме и содержанию, их невероятно трудно сравнивать еще и потому, что всех нас пугает разное, смешит разное, интригует разное.

Многим удалось добиться эффекта, который диктует выбранный жанр, причем добиться совершенно разными, подчас неочевидными способами — много по-настоящему экспериментальных работ. Однако же особое внимание привлекли рассказы, авторам которых удалось не просто произвести впечатление, но, выдерживая искомую интонацию, рассказать историю. В этих работах присутствовал необычный взгляд на жанровый канон, а значит звучал самобытный авторский голос. К этому мы и будем стремиться на занятиях — попытаемся понять, как использовать жанровые приемы для того, чтобы рассказывать ни на что не похожие истории.

 

Проза для начинающих. Ольга Славникова

Победители: 23967 Кира Андриякии 25113 Павел Уколов 

Финалисты: 25147 Анна Пара-Майа, 23969 Константин Коршунов, 24970 Юлия Сибагатуллина

Ольга Славникова:

Тема конкурсного рассказа предполагала две сюжетные возможности: способ доставки письма из прошлого (листок в старой книге, клад, да хоть бы и приплывшая бутылка) и содержание послания (давняя тайна, юношеские иллюзии, опоздавшее признание в любви). Я оценивала прежде всего гармонию этих двух начал – и то, как меняет письмо главного героя, то есть получателя. Рассказ – это один, но сильный сюжетный поворот. Кого это получилось удачнее всех, тот и стал победителем.

Должна отметить, что некоторые авторы прислали тексты вообще не по теме, а просто те, что уже были. Кое-кто – даже стихи. Если у первых я видела сильное перо, они занимали довольно высокие места в рейтинге. Ну, а вторым, очевидно, в другую мастерскую. И, как всегда, призовых мест не хватило на всех достойных. Потому прошу понять: непопадание в верхнюю четверку – это всего лишь трудности выбора в условиях ограниченного поля на 4 тыс. знаков. Многие мои ученики печатаются и издаются – и не всегда это победители конкурса.

Приходите на мастерские, будем работать.

От рассказа до романа: пишем большой текст. Ольга Славникова

Победитель: 24524 Ольга Путинцева

Финалисты: 

25001 Татьяна Никитина и 23404 Анна Леонтьева

Ольга Славникова:

В этом сезоне синопсисы конкурсантов порадовали немалым числом нетривиальных сюжетных ходов. Кроме оригинальности, я оценивала еще и объем замысла – замах на большие темы. Разумеется, важен был и уровень письма – пусть даже фрагмент прозы и не относился к синопсису.

Победителями стали те, кто показал не только интересный сюжет, но и потенциал его воплотить. Однако сюжетная изобретательность, как и умение ставить слово к слову – дело во многом наживное. Имея опыт, я вижу как минимум в двух десятках заявок будущие книги. И несомненные способности соискателей. Надеюсь, что сильный конкурс даст в итоге сильную мастерскую.

Обратите внимание: итоги конкурса в мастерскую драматургии Дмитрия Данилова задерживаются из-за здоровья мастера. Ждем результаты после 10 сентября, спасибо за терпение.