Закрыть
 
Creative Writing School
Литературные мастерские
 
Москва: +7 (495) 369-41-93
WhatsApp: +7 (967) 067-70-34
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

Элина Петрова: лучшая стратегия – делать театр с теми, кто действительно близок по духу

CWS / О нас / Медиатека / Библиотека / Интервью: о литературе - от первого лица / Элина Петрова: лучшая стратегия – делать театр с теми, кто действительно близок по духу

Элина Петрова – драматург инклюзивных проектов «Особый театр», шеф-драматург проекта «Квартира» (режиссер Борис Павлович) и, как она сама о себе говорит, «суровый документалист». В ноябре в Петербурге Элина представит курс «Слушая реальность. Драматургия.doc для начинающих». Мы поговорили с Элиной о востребованности документальной драматургии, о том, как драматургу найти своего режиссера и чем полезны театральные лаборатории.

Документальная драматургия – что в ней такого, чего нет в пьесах с художественным вымыслом? Почему этот формат мысли и письма стал так востребован в наши дни?

Большая драматургия всегда обращается к реальности, потому что законы драматургии непосредственно связаны с механикой судьбы. Жизнь подкидывает невероятные сюжеты, и задача драматурга эти сюжеты увидеть, укрупнить, художественно переосмыслить. В этом плане документальная драматургия – это первый срез, возможность здесь и сейчас уловить, снять, зафиксировать течение повседневной жизни или какого-то важного события. Возможность через чужие истории понять что-то про себя. Рассказывая свои истории и слушая чужие, мы переживаем заново важные моменты жизни и упорядочиваем собственный опыт.

Объясните, пожалуйста, что такое инклюзивный театр и что он дает артистам и зрителям?

Инклюзивный театр – это театр, в котором принимают участие как люди с особыми потребностями, так и люди без особых потребностей. Инклюзивный театр – это театр включения. Очень долгое время люди с особыми потребностями были выключены из театрального процесса, у них не было возможностей заниматься театром на профессиональном, даже иногда и на любительском уровне. Появление инклюзивных театральных проектов дает возможность очень многим людям вне зависимости от физических или ментальных особенностей заниматься театром, играть на сцене, писать пьесы, делать декорации, так или иначе принимать участие в создании спектаклей. Инклюзивный театр создает ситуацию для проявления Другого, человека, у которого другой способ восприятия мира, другое тело, другие возможности и ограничения, другое творческое выражение. И в театре этот Другой становится твоим партнером, вы вместе исследуете границы театра, вместе создаете искусство. А у зрителя есть возможность к этому исследованию подключиться.  

Как пишутся пьесы для инклюзивного театра и кто их заказывает?

Я как драматург принимаю непосредственное участие в репетиционном процессе и тексты, которые получаются, напрямую зависят от всех участников команды. То есть я не пишу инклюзивные пьесы для театров отдельно. Через совместные упражнения, истории, походы в музеи или по улицам города мы всей инклюзивной командой набираем материал для будущего спектакля. Моя задача – структурировать эти материалы, обнаружить внутреннюю драматургию, оформить вербальную составляющую постановки. В этом плане, как правило, текст появляется немногим раньше самого спектакля. 

Принимаете ли вы театр как форму досуга и развлечения?

Я считаю, что театр может быть всем, чем угодно. Драматург Елена Гремина говорила, что в театре места хватит всем. Я искренне с этим согласна. 

Чего вам больше всего не хватает в современном театре и современной драматургии?

Поддержки для независимых театральных объединений, драматургических фестивалей. Мне жаль, что независимым театрам так редко дают помещения и финансирование. Это боль. 

Большинство ваших проектов реализованы в соавторстве с Борисом Павловичем. Как драматургу найти своего режиссера?

Да, это такая животрепещущая для драматургов тема, мы часто ее обсуждаем с коллегами. Я для себя как-то поняла, что самая лучшая стратегия – делать театр с теми, кто действительно близок по духу, с кем связывает искренняя дружба, доверие, человеческая любовь. А Борис, конечно, очень важный человек в моей жизни. Когда я вижу спектакли, которые у нас получаются, я думаю, какая же я счастливая, я работаю в театре моей мечты. Для меня работа с Борисом – всегда работа на вырост. И я очень ценю то доверие, с которым Борис ко мне обращается как к драматургу. Конечно, мне очень близок этот вектор, обращенный на инклюзию, горизонтальность, на новый тип театра, в котором каждый получает возможность проявить себя как художник. 

Какая задача/миссия была у проекта «Квартира» и как вы сами определяете свою роль в нем? 

Проект «Квартира» прежде всего был местом встречи. В «Квартире» в ситуации театра встречались очень разные люди, нейротипичные и нейроотличные, люди с особыми физическими потребностями и без них, люди разных возрастов и социальных статусов. «Квартира» принимала любого таким, какой он есть. Давала возможность существовать в том ритме, в котором человек хотел. Я в «Квартире» отвечала за структуру. Я как драматург и помощник режиссера обеспечивала материальное, фактическое – писала расписание, готовила пространство к спектаклям, гладила костюмы, координировала передвижения в спектаклях. «Квартира» – вариант творческой коммуны. Когда мы репетировали «Исследование ужаса», я и обеды готовила. В Квартире бытовая жизнь, разговоры за чаем, прослушивание проигрывателя, все превращалось в творческий процесс, в творческое исследование. 

Должен ли драматург при написании пьесы думать о том, как она будет поставлена? Подробные ремарки, описание обстановки, последовательность действий персонажа – где проходит граница между полномочиями драматурга и режиссера?

Я люблю писать пьесы с минимальным количеством ремарок. Но это мое авторское желание. А вот сейчас я вспомнила, что у меня есть пьеса, в которой очень много ремарок и мало текста персонажей. Все же это зависит от конкретных творческих задач и авторской воли драматурга. Нет рецепта. Мне кажется, что для одного проекта нужно видеть в голове, как твоя пьеса может быть поставлена, а в другой раз писать совершенно не задумываясь об этом. И в обоих вариантах есть шанс сделать что-то великое. Я часто залезаю на территорию режиссуры, но я готова и к тому, что режиссер будет заниматься текстом. Мне очень нравится, что в пьесе «Не зря» несколько монологов написаны Борисом Павловичем. Это как раз о том, что границы профессий размываются, а это дает расширение, углубление, укрупнение, что в творческом исследовании очень ценно. 

Чем полезны театральные лаборатории? На кого они ориентированы?

Мне кажется, театральные лаборатории хороши встречами с людьми, которым интересно то же, что и вам. Это возможность быть в очень живой творческой среде. Какое-то невероятное ощущение, когда собираются вместе люди, заряженные на творческий поиск, вместе создают текст или спектакль, находят вдохновение в общении друг с другом. Это очень заряжает. Я стараюсь на своих лабораториях создать такую творческую атмосферу, которая поможет участникам в дальнейшем сделать что-то свое, написать пьесу, запустить свой театральный проект, отправить заявку на конкурс. Мне действительно очень важно, чтобы первые шаги участников в драматургии были поддержаны. Я на своем опыте знаю, как тяжело начать, как бывает тяжело разрешить себе писать, заниматься театром. Просто потому что я сама с детства хотела связать себя с театром, но по-настоящему дала себе шанс на это только в 26 лет. Мне бы хотелось, чтобы на мою лабораторию пришли очень разные люди, чтобы никого не останавливали никакие факторы – ни образование, ни возраст, ни физические или ментальные особенности, ничто иное. Творчество не имеет границ. 

Чего вы сами ожидаете от мастерской «Слушая реальность»?

Я жду прекрасных встреч. Всегда увлекательно погружаться с новой командой в реальность и в истории людей. Для меня мастерская тоже приключение, никогда не знаешь, что мир предложит в этот раз. Мне бы очень хотелось быть полезной. Я хотела бы поделиться своими навыками, знаниями, чтобы людей, которые занимаются театром и документальным театром в том числе, становилось больше. Или чтобы люди других профессий и стремлений могли использовать инструментарий документального театра в своих областях.  

Беседовала Анна Рябчикова

Фото из личного архива Элины Петровой

сентябрь 2019

« Назад