Creative Writing School
литературные мастерские
НА САЙТЕ ИДУТ ТЕХНИЧЕСКИЕ РАБОТЫ
 
Москва: +7 (495) 369-41-93
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

Лиза Биргер: писатель может обойтись без таланта, но не без ежедневного труда

CWS / Медиатека / Библиотека / Пять вопросов мастеру / Лиза Биргер: писатель может обойтись без таланта, но не без ежедневного труда

На вопросы CWS отвечает Лиза Биргер, филолог, литературный критик, переводчик, постояный автор таких изданий, как "Коммерсант", Wonderzine, "Афиша", Arzamas, "Вокруг света" и другие. 

Лиза Биргер

Как вы считаете, какие качества и навыки должен развивать в себе писатель?

Дисциплину, дисциплину и дисциплину. Писательство — такой же труд, как все остальные. И чтобы достичь в нем мастерства, нужно работать. Надо писать, перечитывать, проверять на слух каждое слово, видеть всю историю целиком, записывать эскизы, понимать что черновик — это ещё не текст, сомневаться, думать, и быть готовым в любой момент переписать всё заново. Есть столько способов рассказывать истории: через язык, образы, характеры, диалоги. Кому-то для работы надо слышать живую речь, кому-то сидеть в архивах. Талант вещь полезная, но переоцененная. Писатель может обойтись и без него. Но без ежедневного тяжелого труда он обойтись не может.

Как начинающему автору понять, что писательство для него - это призвание?

Если начинающий автор может не писать, значит это не его призвание. Если у автора есть выбор между литературой и чем-нибудь другим, пусть лучше выбирает что-то другое. Писательство вещь неблагодарная, успех в нем столь же случаен, как выигрыш в лотерею. Если писателя не игнорируют издательства, его в упор не хотят видеть критики, если его вдруг обласкали критики, это ещё не значит, что он достучался до читателей. Для того, чтобы быть писателем, необходима не только уверенность, что именно этим ты всю жизнь и должен заниматься, но слоновья кожа и готовность перенести все трудности.

Но это практический совет, чтобы напугать тех, кому писателями быть не надо. По-настоящему стоит сказать так: если ничто, кроме писательства, неспособно вытравить эти образы из вашей головы, то это призвание.

Какие книги на вас повлияли?

Триумвират авторов, которых я читала в детстве: Гофман, Диккенс, Шварц. У всех троих я прочитала все, до чего могла дотянуться. Несмотря на все их различия, нетрудно заметить, что их объединяет: все они современные своему времени сказочники и все трое невероятно, часто неожиданно остроумны. Для нашего времени мне кажется, это просто формула успеха: уметь рассказывать истории по-новому и одновременно уметь в этих историях смеяться.

А вообще я стала читателем в счастливое время, когда на русском языке впервые издавалось все. Мне кажется, это была большая удача, стать читателем в 90-е. Я запоем читала всё, до чего могла дотянуться, от Фолкнера до Фаулза. Если говорить о том, что повлияло на меня позже, то уже во взрослом возрасте я очень полюбила способ рассказывания историй через субъективный опыт, условный гонзо-рассказ, но на самом деле этим на протяжении века занималось множество авторов, от Марины Цветаевой до Марии Степановой с её «Памятью памяти». Тут у меня есть собственный поздний кумир, Джоан Дидион, но вообще такой способ говорить от первого лица, через личный опыт, кажется мне самым важным и современным. Всякий так не может, к сожалению — тут важен прежде всего масштаб личности.

В чём принципиальное отличие современной литературы от классики?

Очень подковыристый вопрос, что сейчас считать классикой. Дело в том, что мы всё ещё живём в классике. Мы ещё существуем в пространстве той литературы, её образов, героев, задач, мы всё ещё, по гамбургскому счёту, Гамлет или Дон Кихот. Я не могу сказать, что современная литература как-то принципиально отличается. Читатель все еще хочет, чтобы его развлекали историями, писатель все ещё хочет историю рассказать: все то же самое.

Каким вы видите русскоязычный литературный мир через 20 лет?

Мне до сих пор не вполне понятно, куда наша литература движется. Наши два главных классика сегодня — Сорокин и Пелевин — но у них нет видных последователей. Наоборот, кажется, что русская литература сейчас решила прыгнуть назад и объявить, что начинается где-то от Саши Соколова. Это нормально — до этого русская литература точно так же прыгала назад и объявляла свое начало от Платонова. При этом мне кажется, что в России все так же любят реализм, семейные саги, исторические сюжеты. И на самом деле мне интересно только одно: увидим ли мы через двадцать лет идеальный роман про нас сегодняшних? Можно ли описать нас лучше, чем мы у современных классиков уже описаны?

Вопросы задавала Юлия Виноградова

Фото из личного архива Лизы Биргер

январь 2018


« Назад



 
 

FacebookInstagramВконтакте

 

© 2017 Creative Writing School

Принимаем к оплате банковские карты

Сайт сделан в Маунтин Сайт

 

ОЧНЫЕ МАСТЕРСКИЕ

ОНЛАЙН МАСТЕРСКИЕ

НОВОСТИ

 

ЗАПИСЬ

КОНТАКТЫ

РЕКВИЗИТЫ

 

 

г. Москва, Библиотека-читальня
им.И.С. Тургенева, Бобров пер.,6.
+7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro