Закрыть
 
Creative Writing School
литературные мастерские
 
Москва: +7 (495) 369-41-93
WhatsApp: +7 (967) 067-70-34
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

Суженый

CWS / О нас / Альманах / Пока идет снег 2018 / Суженый

Командир протрубил общий сбор и построение. Суженые лениво потягивались, выползая из самых неожиданных мест, разминали затекшие за год конечности и пытались вспомнить, куда отослали в прошлый раз коней. Конь давно перестал быть средством передвижения, но остался обязательным аксессуаром.

Суженый не имел права являться без коня! Желательно белого, но последние обнаглели, стали требовать невозможного и брать покопытную оплату, так что в последние пару столетий вполне допускались и другие цвета.

Надвигались очередные святки, и суженым нужно было являться по вызовам. Пардон, по зову.

Пан встал в строй и тяжело вздохнул. Являться надлежало на любой зов до тех пор, пока тебя не позовет нужная тебе барышня (девушка, женщина, бабушка, тут уж как повезет).

Жребий тянули в незапамятные времена и никто не знал, когда же, наконец, позовет та самая. Те, кому везло, покидали базу навсегда, чтобы оказаться в нужном месте в нужное время и дальше действовать по обстоятельствам. Обычно они благоприятствовали. У старосуженых, живущих на базе много лет, появлялся враг - здравый смыл барышень старше определенного возраста. Он не давал им гадать и звать суженого, а суженым, мерзко хихикая, задавал один и тот же тупой вопрос: «Суженый?! По какой статье?» Ужасно раздражал. И не пропускал, гад, ни одного построения. Это тоже не пропустил, витал тут, хихикая и откашливаясь.

Когда все, наконец, построились, кони отфыркались, здравый смысл отплевался ядом, командир махнул рукой и посыпались первые вызовы. Пардон, зовы.

Зеркала Пан не любил, стоит заглянуть, как начинается визг и крик, некоторые даже зеркала бьют, по лицу попасть не успевают, еще и фиг шлют, и то, если барышни воспитанные попадаются. А бывает, и дальше ходить приходится.

Дальше было полотенце, аж семь, видимо подружки-соседки гадали. Стена дома была увешана белыми тряпками, так, будто он сразу капитулировал перед матримониальным напором жиличек. Тут показываться не надо, поэтому можно немного похулиганить, как известно, та, у которой полотенце будет влажным, выйдет замуж в новом году. Ну, Пан и утерся в шахматном порядке, наугад. Как правило, он угадывал правильно.

Дальше было бесконечное количество воска в разных емкостях. Пана всегда поражало, как, как девочки умудряются разглядеть в диких расплющенных лужицах мужа, детей, путешествия, и даже точные оценки на экзаменах?! Но он честно являлся каждый раз, как звали, иногда пытался слиться с капающим воском, но результат всегда был один - разлапистая клякса.

А вот свой профиль, получившийся от сгоревшего комка бумаги, любил, красивый получался профиль, почти мефистофельский. Только без рогов, слава Богу.

Кольцо на веревочке Пан раскачивал так, чтоб оно выстукивало какую-нибудь мелодию об края стакана. Иногда даже марш Мендельсона, а что, в тему же. Правда, этого почти никто не слышал, а если и узнавали музыку, думали, что померещилось. Обидно даже.

Последняя в эту ночь барышня никак не могла заснуть. Пан знал, точно знал, что отсюда будет зов, но не имел права появиться, пока не начнется гадание. А она всё никак. «Ну не спится тебе, воском в тарелку покапай! Или вот в зеркало посмотри, я тебе от души явлюсь, неделю спать не будешь! Полотенце вывеси, в конце концов, все равно меня не заметишь - вся в телефоне сидишь», - Пан был голоден, зол и очень хотел обратно на базу.

Но надо было ждать. Стоило ему порадоваться, что она выключила свет, так тут же включился планшет и она залегла смотреть сериал! Это в ночь на Рождество, ну совершенно невозможно работать! От злости и чтоб скоротать время, Пан сделал пару рейсов по району, направил в нужную сторону летящий сапог (надо же, какой раритет вспомнили), и подтолкнул мужчин с нужными именами в сторону ищущих их дам. Старосуженым такое дозволялось.

Вернувшись, Пан обнаружил, что свет снова горит, а барышня читает. Ну что ты будешь делать! Ещё немного – и рассвет, утром суженые на зов не приходят. И второй раз тоже!

Между тем, девушка, дочитав, вдруг куда-то пошла. Вернулась со спичками и расческой.

«Наконец-то!», - подумал Пан и приготовился. Она, как и полагается, сложила из спичек колодец, положила сверху подушку, расчесала волосы, пригласила его прийти и напоить коня из колодца и заснула. Хорошо, не слышала, как фыркнул на это конь, грубое животное! Сниться Пан любил, он не просто являлся, это всегда была история, как маленький фильм. Одной он плел косы, другую кормил мороженным, третьей показался в образе итальянского графа. Словом, делал все, чтоб сон запомнился. Тут он хотел придумать нечто совсем уж особенное, чтоб весь год вспоминала, но, оказавшись во сне, понял, что ничего не надо, только появиться. Она запомнит. А ему может и не придется больше возвращаться на базу.