Creative Writing School
литературные мастерские
НА САЙТЕ ИДУТ ТЕХНИЧЕСКИЕ РАБОТЫ
 

Москва: +7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

Маркиза и художник

Главная » Медиатека » Альманах » Альманах. Лето 2015 » Мастерская биографии » Маркиза и художник

Алина Ткачева *

 

У каждой эпохи – свои герои. Обычно это мужчины вроде Цезаря или Наполеона. Восемнадцатый же век справедливо называли «царством женщин». Для Франции, как и для Европы в целом, символом эпохи стала мадам де Помпадур (1721-1764). Искусствоведы нарекли ее «женской персонификацией рококо» (мужской принято считать Франсуа Буше [0]). Что же связывает этих двух людей, которые были символами своего времени, не будучи ни королями, ни полководцами?

 

Франсуа Буше (1703-1770) – живописец, мэтр, пользовавшийся огромным успехом у заказчиков и оставивший богатейшее художественное наследие. Это под его кистью родились «Светловолосая одалиска», «Купание Дианы», «Туалет Венеры» и сотни других полотен. Но, несмотря на свою плодовитость, Буше считался мастером разборчивым, порой мог даже отказать в заказе, если сюжет или обещанная плата приходились ему не по вкусу – и, в отличие от своих современников, портретов он почти не писал. Исключение делал только для нее, для маркизы. Каждые два года он писал по портрету. За всю жизнь он написал их около двадцати, из них двенадцать – портреты маркизы. На самом раннем она предстает в образе Венеры[1], еще на одном – возлюбленной Аполлона (для Аполлона позировал сам король)[2], на остальных остается самой собой. Но почему их так много?

Разумеется, молва, как и всегда, нашла очень простое решение – кроме Буше, маркиза никому не позволяла писать себя обнаженной, художник с завидным постоянством создает ее портреты, сам воздух века дышит любовью и кокетством… Почему бы не представить, что между ними было что-то общее помимо интереса к живописи?

Как и все уважаемые мастера, большую часть времени Буше проводил за работой и был далек от политики, а маркиза… прекрасное сопровождало ее всю жизнь, и если б она не прославилась как меценатка, разбиравшаяся и в науках, и в том, что призвано услаждать взор, не создавала вокруг себя такой артистической атмосферы, не была, наконец, одной из умнейших женщин своего времени, ее судьба была бы совсем иной. Мы знаем много королевских фавориток, но своим местом в истории почти всегда они обязаны своим порфироносным обожателям. А здесь – наоборот, скорее Людовик XV остался в памяти королем, любовницей которого была мадам де Помпадур. Даже самые нелояльно настроенные современники в один голос утверждают, что художествами король умеренно интересовался, но в сферу искусства не вмешивался,  там царила одна она. Стиль Людовика XV, как и все прочие, предшествующие, называли по имени правящего короля, стиль же Помпадур получил название по имени создательницы[3].

 

[0] Даниэль С. М. Рококо: От Ватто до Фрагонара. – СПб.: Азбука-классика, 2010. – С. 138.

[1] «Туалет Венеры», 1746, Национальный музей, Стокгольм.

[2] Аполлон и пастушка из Иссы», 1750, Музей искусств в Туре.

[3] Ср.: «Французы, однако, называют стили XVIII столетия просто по именам правителей. За стилем поздней эпохи Людовика XIV следует стиль Регентства (1715-1725), за стилем Людовика XV стиль Помпадур, за ним стиль Людовика XVI, который, впрочем, как указывает и Шефе, проявляется уже в последние десятилетия Людовика XV.» (Вёрман К. История искусства всех времён и народов. – М.: Астрель, АСТ, 2001. – 944 С. 600.

 

Ее покровительством пользовались философы Дидро и Монтескье, скульпторы Фальконе и Пигаль, и даже сам Вольтер. В этом ряду отнюдь не последнее место занимал и Буше. Вероятно, их встреча произошла после 1745 года (первый ее портрет датируется 1746-м), когда живописцу было уже за сорок, и его слава достигла апогея. Маркиза в свете слыла за мещанку с неблагозвучной фамилией Пуассон (по-русски выходило бы Рыбина), и ее там не жаловали. Правда, и после 1750 года, когда она перестала быть любовницей короля, сместить ее так и не смогли на протяжении пятнадцати лет. Буше фактически примирил ее со знатью – его самого никогда не попрекали исканием милостей фаворитки. К тому времен он был уже известным и прославленным мастером, а полотна его раскупали, едва они успевали выйти из мастерской. Немногие художники знали при жизни такой успех.

Так можно ли все-таки утверждать, что их отношения  в жанре «таланты и поклонники» были чисто внешними, или за ними скрывалось нечто большее? «Туалет Венеры», то самое полотно, написанное в 1746 году, на котором по мнению многих в образе богини предстает сама Жанна, оставляет некоторое поле для раздумий – маркиза никогда не позировала обнаженной, и исключение сделала лишь для этого полотна (даже на нем она наполовину одета) – и, соответственно, для живописца. 

Маркиза и художник

 

В поисках ответа было бы интересно обратиться к первоисточникам, но такой возможности у нас нет – ни мемуаров, ни воспоминаний Буше не оставил (в его отношении даже записанным диалогам не всегда можно доверять – так, например, Дидро в одном из «Салонов» описывает воображаемый диалог с мэтром; зная его лично, он пытался предполагать, что тот мог бы ответить, но это лишь его предположение), и, судя по всему, мадам де Помпадур также мемуаров не оставила, хотя впоследствии и находились охотники любезно взять на себя этот труд: написать мемуары от ее имени. Единственными прямыми свидетельствами могут выступать лишь музейные полотна, да еще исторические свидетельства.

Многие, главным образом, недоброжелатели мадам де Помпадур, считают, что на портретах художник несколько льстил модели, и хотя на последнем из портретов ей уже около сорока лет, на вид трудно дать больше двадцати пяти (как написано в одном из исследований моды того времени: «пудреные маленькие головки уравняли возраст – всем женщинам не меньше двадцати и не больше шестидесяти»[4]). При этом изображения маркизы не похожи на излюбленный тип женщины Буше (ср.: «округлый овал лица, низкий лоб, широко расставленные миндалевидные глаза под высоко поднятыми темными бровями, вздернутый носик и рот сердечком»[5]), и почти все современники отмечают, что мадам де Помпадур в самом деле была хороша собой и неплохо сложена.                  

Впрочем, всегда следует помнить, что «осьмнадцатое столетие» само по себе наводило на мысли любовного толка, уж больно располагает к тому атмосфера. Если познакомиться с коллекцией какого-нибудь музея, где есть зал французского искусства XVIII века, мы увидим, что все оно, так или иначе, проникнуто легкой эротикой и навевает приятные и не очень благочестивые мысли. Когда же еще свершаться великим любовным похождениям, как не тогда? «– Прекрасная моя графиня, – ответил он, – мы постоянно твердим красивой женщине о ее прелестях для того, чтобы в учтивой форме побудить ее дать им надлежащее употребление; зачем мы станем напоминать ей о добродетели, если наша задача – заставить забыть о ней?» – так рассуждает герой новеллы Кребийона-младшего «Сильф, или Сновидение г-жи де Р***, описанное ею в письме к госпоже де С***»[6], и именно так и полагали большинство мужчин, не способных оставить без внимания хорошенькую даму. На большинстве полотен художника мы видим целующихся голубков, пастушек, кокетничающих с пастушками, наполовину (а то и вовсе) обнаженных богинь, всю свою жизнь Буше воспевает любовь, мог ли он сам остаться в стороне и не покорить маркизу[7]? Так рассуждают склонные подозревать галантную меценатку не столько в любви к живописи, сколько к ее создателю. Тут же кстати вспоминается и народная мудрость, что дыма без огня не бывает. А если все было не так однозначно?

Иногда утверждают, что своим успехом Буше обязан ее покровительству. Однако при всей любви  XVIII века к фаворитизму, нелепо утверждать, будто без милостей маркизы Буше не смог бы стать тем, кем он стал – а стал он, ни много, ни мало, первым живописцем короля и ректором Академии. В 1723 году живописец получает римскую



[4] Захаржевская Р. В. История костюма: От античности до современности. – М.: РИПОЛ классик, 2005. - С. 124.

[5] И.А.Кузнецова. Ф. Буше. Образ и цвет. Альбом. М.: Изобразительное искусство, 1978. – С.24.

[6] Кребийон-сын К.-П. Заблуждения сердца и ума, или Мемуары г-на де Мелькура – М.: Наука, 1974. –  С. 272.

[7] Между тем Буше был не только живописцем он создавал эскизы театральных костюмов, расписывал веера, работал над декорациями, плафонами, оригиналами для шпалер и гобеленов (с 1731 года – для шпалерной мануфактуры в Бове, на королевской мануфактуре гобеленов начинает работать с 1750-х), гравюрами, книжными иллюстрациями, а также над рисунками для производства бисквитных статуэток на Севрской мануфактуре, проектами фонтанов, часов и т.д..

 

премию, ранее создает гравюры с работ Ватто (которого некоторые исследователи, и, вероятно, сам художник, считают его учителем), с 1731 года начинает работать для шпалерной мануфактуры в Бове, в 1734 году становится академиком, создает иллюстрации для изданий басен Лафонтена, «Дон Кихота», «Метаморфоз» Овидия, «Декамерона» Боккаччо, многотомного собрания сочинений Мольера. В 1730-х он расписывает королевские покои, затем начинает работать над декорациями для Оперы, и уже в то время приобретает немало заказчиков. Все это происходит до 1745 года, когда король еще не был знаком с Жанной-Антуанеттой. И, уж во всяком случае, не стараниями фаворитки в 1770-м году Буше становится почетным членом петербургской Академии художеств.

Он действительно был мастером огромного дарования, во многом определившим стиль своего времени. В последующую эпоху оценка его творчества изменилась на прямо противоположную, живописца стали называть вредным и даже пошлым, но винили его в основном за легкомысленные сюжеты, за «идеализацию жизни». Ни один критик не решался сказать, что Буше был лишен таланта, и никто не упоминал о каком бы то ни было низкопоклонстве перед благородным сословием.

Со стороны мадам де Помпадур подобное увлечение было бы крайне неблагоразумным поступком. Вряд ли о романе стали бы молчать – памятуя о нелюбви к ней двора. Но ни о каких подобных слухах современники не упоминают. Даже ее близость с Людовиком была недолгой из-за слабости здоровья, которая мучила маркизу всю жизнь, а короля она действительно любила. Лучшее тому подтверждение – долгие двадцать лет при дворе и расположение короля, скучавшего без ее общества даже после того, как роман их был закончен. Кстати, эти необычные отношения были также увековечены Буше в излюбленной всеми рокайлистами витиеватой форме – в 1759 году он пишет портрет Жанны-Антуанетты в саду, возле статуи Пигаля «Любовь и дружба». Тем самым он дает понять зрителю, что любовь короля и маркизы за эти годы переросла в дружбу. 

Вряд ли мы имеем право говорить, что он вмешивался в эти отношения. Из двенадцати полотен, о которых идет речь, два принадлежат к жанру мифологической картины, три камерных и целых семь (включая и только что упомянутый) – парадных. Так изображали титулованных особ, человек на портрете представал во всем своем величии. На этих же портретах мы видим не столько герцогиню (мы привыкли называть госпожу де Помпадур маркизой, но уже с 1752 года ее ждало повышение в титуле), сколько  пленительной наружности даму, которую словно ненароком застали в саду. Близко знавшие ее отмечали, что подруга Его Величества не была высокомерна, и вести с ней беседу было приятно. Живописец, безусловно, питает уважение к модели, изображает ее на фоне идиллического пейзажа, но оставляет границу между ней и собой, он лишь почтительно любуется.

Вероятно, он вполне мог восхищаться маркизой как меценаткой с тонким вкусом, как интересной собеседницей и, может быть, даже как очаровательной женщиной. Зато вряд ли она могла смотреть на него иначе, нежели как на живописца и наставника: она брала у него уроки рисования. Кроме того,  маркизе принадлежит  «Сюита эстампов»,  гравированных с зарисовок Буше.  Буше был старше ее на целых восемнадцать лет, ко времени их первой встречи уже более десяти лет состоял в браке и, несмотря на пристрастие к пикантным сюжетам, сам любвеобильностью не отличался. Да и трудно поверить в существование романа, о котором ничего не упоминали современники.

Так или иначе, но сейчас, по прошествии почти трех столетий, мы во многом смотрим на госпожу де Помпадур глазами живописца, долгие годы ее воспевавшего. Ее портреты писали и другие - всего более двух десятков мастеров – живописцев и ваятелей, но их работы знакомы разве что специалистам. В памяти потомков она осталась такой, какой запечатлел ее Буше – задумчивой дамой с книгой в руках, одной из самых загадочных женщин своей эпохи, теперь такой далекой и оттого, может быть, такой притягательной для нас.

 


* О себе: Родилась в  1996-м. Живу в Москве. Студентка III курса факультета искусств МГУ.




 
 

FacebookInstagramВконтакте

 

© 2017 Creative Writing School

Принимаем к оплате банковские карты

Сайт сделан в Маунтин Сайт

 

ОЧНЫЕ МАСТЕРСКИЕ

ОНЛАЙН МАСТЕРСКИЕ

НОВОСТИ

 

ЗАПИСЬ

КОНТАКТЫ

РЕКВИЗИТЫ

 

 

г. Москва, Библиотека-читальня
им.И.С. Тургенева, Бобров пер.,6.
+7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro