Creative Writing School
литературные мастерские
3 года
 
Москва: +7 (495) 369-41-93
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

Дарья Крылатова и Борис Прокудин: сторителлинг – это личный театр

CWS / Новости

15 марта 2018

Уже в это воскресенье в CWS вновь откроется мастерская сторителлинга. За пять встреч наши мастера научат слушателей превращать эмоции и опыт в захватывающие истории. Перед началом занятий Дарья Крылатова и Борис Прокудин рассказали о своих первых публичных выступлениях и о страхах, с которыми помогает справляться сторителлинг.

 

Дарья Крылатова, начинающий драматург, писатель, преподаватель

дарья крылатова

Каким было ваше первое выступление на публике?

Ой, это было мучительно. Я должна была выступить в одном анти-кафе и ужасно боялась. Хотелось спрятаться в какой-нибудь дальний угол и отсидеться там, пока все не закончится. Когда я начала говорить, мне казалось, что я стою перед людьми голая и несу какую-то околесицу. От напряжения я и похохатывала, и садилась на краешек стула и тут же вскакивая, и вдруг начинала говорить устрашающе серьезно. Меня поддерживало только то, что я нашла среди слушателей несколько гипердоброжелательных лиц и впилась в них взглядом до конца  выступления.

Можно ли с помощью занятий сторителлингом перебороть свои страхи? Какие?

Рассказывать о себе, о том, что тебя волнует, что важно, непросто. Открываться вообще страшно. Неизвестно, какая будет реакция. Часто ожидаешь злостных критиков и троллей. Но на практике оказывается, что если рассказываешь искренне и честно, то находишь отклик и поддержку. Кто-то переживал то же самое. Также комплексовал, плакал, воображал. И когда раз, два, три это происходит, страх ослабевает, и это так здорово.

Кто для вас идеальный сторителлер?

Не думаю, что может быть идеальный. Тут у каждого своя манера. У меня есть друг, он когда что-то рассказывает, то дурканит во всю. Играет лицом, размахивает руками - не боится выглядеть нелепо. И получается очень смешно. А есть знакомый, спокойный и флегматичный по характеру. И во время рассказа он - абсолютная статика, ноль артистизма. Но есть в нем какое-то достоинство и внутренняя энергия, и они тебя держат, хочется слушать дальше. Поэтому тут у каждого свое. Важно, чтобы человек это нащупал.

Допустим, у человека есть хорошая история. Но этого недостаточно. Что еще должно быть в арсенале у хорошего сторителлера?

Должна быть история, желание ею поделиться, ну и решимость сделать это на публике. Нужно натренироваться выдерживать всеобщее к тебе внимание. Вот эту ситуацию, когда все на тебя смотрят, и у тебя это не вызывает ужаса, а наоборот. Для тебя эта зрительская энергия - союзник. Она твое топливо. И ты проваливаешься в поток и говоришь, говоришь, говоришь.

Самый главный навык, который вы хотите передать слушателям в мастерской.

Открыто рассказывать о себе. Не бояться. В каждом человеке глыбы, залежи ценнейшей руды. Но часто он хранит их для себя, не выпускает на свет. Тут помогает понимание, что превращать свой опыт в истории важно и для себя, и для окружающих. Ну и драматургический навык, умение из своих мыслей, чувств и событий собрать историю.

 

Борис Прокудин, преподаватель, начинающий писатель

борис прокудин

Каким было ваше первое выступление на публике?

В студенческое время у меня был друг с истфака, который постоянно говорил фразу: «Я историк, я рассказываю истории». И правда, он все время что-то страстно рассказывал, и его истории были впечатляющими, потому что он был патологический врун. Я же учился на философском факультете, обманывать не любил, и как бы это искусство было не по моему профилю. Поэтому первые серьезные выступления начались, когда я стал преподавателем, и меня допустили до чтения лекций. И тут я быстро понял, что больший интерес у аудитории вызывают не остроумные теории, а человеческие истории. И вот уже 10 лет я пытаюсь рассказывать теории через истории.

А первая моя лекция была жутким провалом. Я «взошел» на кафедру, чтобы рассказывать про Ленина, и вдруг осознал, что мозг и речевой аппарат работают в рассинхроне. Как только я открыл рот, мой язык стал молоть какую-то страшную ахинею, а сам я оказался в ситуации стороннего наблюдателя. И ничего не мог поделать. Произошел какой-то глобальный выброс адреналина в мозг. Это случилось у меня впервые и сразу на глазах пятидесяти человек. На первом ряду сидел заведующий кафедрой, он послушал десять минут, встал, медленно прошел через аудиторию и вышел, не оборачиваясь. Я вытер пот рукавом в полной уверенности, что из университета меня выгонят. На следующий день заведующий вызвал меня к себе в кабинет и сказал: «пожалуйста, не говори больше таких глупостей». И я пообещал больше не говорить.

А мой друг историк после университета подался в бизнес. Я представляю, как он применяет методы своего сокрушительного сторителлинга в бизнесе. И надеюсь, что он еще на свободе.

Можно ли с помощью занятий сторителлингом перебороть свои страхи? Какие?

Самый распространенный страх – страх внешней оценки. Когда на тебя смотрят много людей и надо что-то делать – страшно. Боишься облажаться. Когда нужно говорить о себе, рассказывать что-то личное, - страшно.  Боишься показаться глупым, неадекватным. Сторителлинг помогает побороться именно с этими страхами. Чем чаще выходишь «на сцену», тем меньше боишься. И главное, понимаешь, что искренний рассказ всегда найдет сочувствие. И то, что казалось глупым, отзывается у многих людей. Глупое и есть общечеловеческое.

Кто для вас идеальный сторителлер?

Идеальный сторителлер это Евгений Гришковец. Когда-то меня поразил его спектакль «Как я съел собаку». Гришковец там полтора часа рассказывает про свое детство и службу в армии. Спокойно, с добрым юмором. Он сидит на стуле или стоит и ничего особенного не делает, но каждый эпизод его историй – бесподобный. Невозможно оторваться. Мой любимый эпизод, когда мальчика утром зимой будят в школу. Он собирается было рассказать родителям, что заболел и что сегодня нет двух первых уроков, но к нему просто заходят в комнату и включают свет, и уходят. А мальчик открывает глаза от нестерпимого света и видит отражение лампочки в полировке шкафа… Это настолько точно и настолько «про меня» и «про всех», что этот эпизод я всегда вспоминаю.

Допустим, у человека есть хорошая история. Но этого недостаточно. Что еще должно быть в арсенале у хорошего сторителлера?

Что еще должно быть в арсенале? Мне кажется, кроме обладания хорошей историей, человек должен любить то, что он рассказывает. По-настоящему любить своих героев, весь мир своей истории. Потому что любовь рассказчика всегда чувствуется аудиторией. Это называется воодушевление. Никакими риторическими приемами любовь не заменишь. Поэтому профессиональный актер или искусный оратор может с треском проиграть простому, может быть, косноязычному, краснеющему человеку, который ничего не изображает, а искренне любит то, о чем говорит. И своим воодушевлением заставляет полюбить это всех.

Самый главный навык, который вы хотите передать слушателям в мастерской.

Навык доставать свои истории. Многим кажется, что в их жизни ничего особенно не происходило, да и из памяти все давно стерлось. Но на самом деле можно взять и аккуратно достать из головы целый космос.

 

Вопросы задавала Дарья Красовская

Мастерская сторителлинга начнет свою работу уже в это воскресенье, 18 марта. Записаться в мастерскую Бориса Прокудина и Дарьи Крылатовой.