Закрыть
 
Creative Writing School
Литературные мастерские
 
Москва: +7 (495) 369-41-93
WhatsApp: +7 (967) 067-70-34
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

 

Facebook Instagram Вконтакте

Меню
 
 
 
 

Анна Старобинец: Мы будем ставить задачи на грани выполнимости

CWS / О нас / Медиатека / Библиотека / Интервью: о литературе - от первого лица / Анна Старобинец: Мы будем ставить задачи на грани выполнимости

Писатель, сценарист, мастер Creative Writing School Анна Старобинец рассказала о типичных трудностях начинающих авторов, первом писательском опыте и особенностях курса «Проза для подростков».

Анна Старобинец

 

Кем Вы мечтали стать в детстве?

До пяти лет я сомневалась, кем лучше стать: ветеринаром или ученым, работающим над лекарством от смерти. А вот в пять лет уже твердо решила стать писателем.

И о чем же была Ваша первая книга?

Дело было так: мой папа, ученый-геофизик, написал научную книгу. Когда он принес домой авторские экземпляры, я почему-то страшно возмутилась и испытала прилив зависти. «Это я писатель, я не ты», – сказала я папе. И в доказательство тут же написала свою первую книгу «Пра трйох лигушик». Половина букв там были зеркально перевернуты, а сюжет сводился к тому, что три лягушки, красная, зеленая и синяя, имели одну подушку и никак не могли ее поделить. А потом бросили жребий и победила красная лягушка, «потому что красные всегда побеждают». С тех пор я всегда что-то писала.

Вы работаете в самых разных литературных жанрах – фэнтези, хоррор для взрослых, детективы для детей. Как вам удается «переключать регистр»?

Мне кажется, если человек умеет и любит писать, переключение жанровых регистров проходит для него незаметно и безболезненно. На самом деле, куда труднее мне было переключиться с журналистики на художественную прозу. То есть от фиксирования реальности перейти к ее изобретению. От изучения мира – к созданию миров. Когда ты уже придумываешь миры, не столь важно, взрослые они или детские, страшные – или грустные. Техника одна и та же.

Все ли подростки, на Ваш взгляд, склонны к сочинительству?

Конечно, к сочинительству склонны не все подростки, так же как не все женщины склонны к готовке (я вот почти не готовлю), не все мужчины – к охоте, и не все малыши – к поеданию шоколада. Но в целом, конечно, сочинительство как форма самовыражения у подростков весьма распространена.

Почему пишущим детям важно учиться придумывать истории, овладевать инструментом писателя?

Учиться придумывать и писать истории детям важно точно так же, как и взрослым. Просто потому что писательство – это не только талант и вдохновение, но и вполне себе ремесло, техника. Одного ремесла без таланта не достаточно. Но и одного таланта без ремесла – тоже. Все писатели так или иначе овладевают ремеслом – просто некоторые делают это методом проб и ошибок, а также посредством изучения большого количества литературных примеров для подражания. А некоторые идут, грубо говоря, в подмастерья к писателям. Обучение литературному мастерству – относительно новая для России история, на Западе же creative writing – абсолютно обычная штука.

Ваша дочь пишет истории?

Дочь пишет в основном мистические рассказы.

Как вы помогаете ей работать над текстами?

Я помогаю ей точно так же, как и другим своим ученикам (она, собственно, с удовольствием ходит на мою «Литературную мафию»): учу придумывать и развивать характеры, работать над стилем, конструировать сюжетный каркас истории, видеть и создавать текст как систему, как единый живой организм, а не набор разрозненных фрагментов, мазков и персонажей.

С какими проблемами сталкиваются начинающие авторы – невнимание взрослых, неумение работать над текстом, нежелание доводить начатую историю до конца?

Самая распространенная ошибка, на мой взгляд, заключается в том, что начинающий автор (не только ребенок, кстати) норовит начать рассказывать историю до того, как сам придумает, чем собирается ее завершить. Обычно это отражается на качестве самой истории не лучшим образом. Это как со строительством дома. Какой бы красивой ни была стена или дверь, нельзя начинать строить дом со стены или двери, без полного чертежа всего здания, - иначе дом рухнет.

Чем занятия программы «Проза для подростков» принципиально отличаются от школьных занятий?

Ну, в общем-то, всем. Начиная от того, что человек может слушать лекции и выполнять задания где угодно, сохраняя за собой полную свободу передвижений и право в процессе обучения пить чай или кока-колу. И заканчивая тем, что это мой авторский курс, никакого отношения к школьной программе по литературе не имеющий. Ну и еще: слушатель лекций в данном случае – не столько объект (тот, для кого написана книга), сколько субъект (тот, кто пишет книгу) литературного процесса. То есть он вместе со мной находится по другую сторону баррикад и условной «школьной доски».

Смогут ли студенты применить полученные знания в школе – на уроках литературы или русского языка, например?

Безусловно. Умение конструировать историю пригодится и при написании сочинения – потому что по большому счету любой хороший литературный текст устроен по одному «золотому стандарту». Знание «писательской машинерии» или, иными словами, «писательской кухни», пригодится при литературном анализе текстов. Ну и умение подбирать нужные слова и отказываться от ненужных никому еще ни на уроках, ни в жизни не помешало.

В анонсе курса Вы говорите, что не собираетесь «сюсюкаться» с юными читателями и авторами. Почему это так важно?

Потому что иначе это игра в поддавки, а не серьезное обучение. Мне кажутся оптимальными отношения мастера и подмастерья. Чтобы превратить подмастерье в мастера, тот должен ставить перед учеником задачи на грани выполнимости и говорить с ним на языке профессии.

В каждом из нас живет подросток! Смогут ли взрослые студенты принять участие в курсе? Будет ли он им интересен и полезен?

Конкретно этот курс, именно в силу моего нежелания играть в поддавки, подойдет не только ребенку, но и любому начинающему взрослому автору. Я просто рассказываю неофитам обо всех тонкостях ремесла доступным языком. И привожу примеры из литературы далеко не только детской: Оруэлл, Питер Хег, Голдинг и т.п. – вполне себе взрослые авторы.

Беседовала Анна Правдюк

Фото: Анна Правдюк

26 октября 2016

« Назад