Creative Writing School
литературные мастерские
3 года
 
Москва: +7 (495) 369-41-93
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

Виктор Сонькин и Александра Борисенко: Искусство потерь

CWS / Медиатека / Библиотека / Интервью: о литературе - от первого лица / Виктор Сонькин и Александра Борисенко: Искусство потерь

Почему преподавать вдвоем весело и полезно, когда перевод может превзойти оригинальный текст и достаточно ли просто знать иностранный язык, чтобы стать переводчиком (нет), рассказали Виктор Сонькин и Александра Борисенко, филологи, переводчики, преподаватели МГУ и руководители мастерской перевода в CWS.

Виктор Сонькин и Александра Борисенко

Ваш первый опыт совместного преподавания – семинар «Художественный перевод» в МГУ. Почему вы решили заняться преподаванием?

Мы были молоды и неопытны, сами не так давно начали заниматься переводом, хотели узнать про это больше, ничего похожего на филфаке МГУ не было. А когда хочешь в чем-нибудь разобраться, один из лучших способов — написать про это книжку или начать преподавать. Так с тех пор и разбираемся.

Как появилась идея этого семинара?

Все началось с того, что мне (Александре Борисенко) в аспирантуре поручили провести занятие со студентами по Эдгару По. И я просто от растерянности велела всем перевести рассказ «Черный кот». И мы тоже вместе его перевели. Занятие получилось очень увлекательное, студенты хотели еще и мы тоже. Тогда же раз и навсегда определилось время – вторник, шестая пара. Так вот с 1997 года и продолжается.

Тяжело ли преподавать вдвоем?

Преподавать вдвоем не тяжело, почему это должно быть тяжело? Преподавать вдвоем весело, а в случае с такой субъективной областью, как перевод, еще и очень полезно. У начинающего часто бывает соблазн «клясться словами учителя» и делать все, как учитель говорит. А у перевода нет строгих рецептов; нелепо предполагать, что в художественном переводе можно дать ответ «как правильно переводить» на любые случаи жизни. Поэтому разногласия между преподавателями, разные версии и разное мнение о тех или иных решениях студентов очень помогают выстроить объемную картинку в голове. При этом важно, конечно, что стратегический подход к переводу у нас одинаковый — в противном случае мы бы просто не нашли точек соприкосновения ни друг с другом, ни со студентами.

А переводить книги?

Это относится и к собственно переводу: мы въедливо и вдумчиво редактируем друг друга, и в результате через некоторое время просто уже не помним, кто какой кусок переводил.

Можно сохранить все нюансы, реплики, смыслы при переводе?

Нет, нельзя; есть такой трюизм про перевод как искусство потерь — это, к сожалению, правда. То есть это такой идеал, который по определению недостижим. Но стремиться к нему надо.

Мы довольны тем, как у нас получилось перевести роман-эссе Джулиана Барнса «Попугай Флобера» (в первом русском переводе этому роману очень не повезло). Это тонкое произведение, многоплановое, разнообразное по стилю, и мы получали большое удовольствие, работая над ним.

Можно сказать, что переводчик становится соавтором книги?

Успех и восприятие книги зависят, конечно, от переводчика. Переводчик может очень легко стать соавтором в отрицательном смысле, то есть погубить прекрасную книгу халтурным переводом. Переводчик, увы, не может быть прозрачным стеклом, но все-таки его индивидуальная манера не должна прорываться через текст. Нужно стараться выбирать те книги, которые тебе по руке, стараться как можно глубже понять автора, эпоху, культуру.

Бывает, что перевод становится лучше оригинального текста? Или это невозможно?

Не бывает, если текст остается переводом. Если же писатель или поэт воспользовался иностранным произведением как источником вдохновения и создал на его основе что-то свое — то почему нет, масштаб таланта никто не отменял. Еще бывает случай, когда переводчик переписывает заведомо слабый текст, но не очень понятно, зачем это нужно. Хорошо переводить тех, кого уважаешь.

Что обязательно должен знать переводчик кроме самого иностранного языка?

Нам приходилось много работать в смежных профессиональных областях — заниматься техническим и устным переводом, в том числе синхронным. Там знание предметной области и терминологии — непременное условие работы, иначе ты не профессионал. На наш взгляд, в художественном переводе это так же необходимо. Ну и нужно быть филологом, литературоведом, историком, культурологом, чтобы понимать не только отдельные слова, но и их контекст.

Есть ли у вас любимые переводы художественной литературы?

«Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла в переводе Нины Михайловны Демуровой; Фолкнер, Оруэлл, Уайлдер в переводе Виктора Петровича Голышева; «Волхв» Джона Фаулза в переводе Бориса Кузьминского; «История мира в 10 1/2 главах» Джулиана Барнса в переводе Владимира Бабкова; романы Донны Тартт в переводе Анастасии Завозовой. На самом деле, любимых переводов больше, конечно. Это так, навскидку.

Беседовала Анна Правдюк

Фото Елены Авиновой

30 ноября 2015

« Назад