Закрыть
 
Creative Writing School
Литературные мастерские
 
Москва: +7 (495) 369-41-93
WhatsApp: +7 (967) 067-70-34
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

Эмили Зиффер: писать каждый день как минимум по два часа, шесть дней в неделю

CWS / О нас / Медиатека / Библиотека / Интервью: о литературе - от первого лица / Эмили Зиффер: писать каждый день как минимум по два часа, шесть дней в неделю

Эмили Зиффер - американский писатель, переводчик, преподаватель. Она имеет степень магистра в области творческого письма (MFA in Creative Writing), а также окончила бакалавиат по направлению «Русский язык» и сейчас работает в России в рамках программы Alfa Fellowship и преподает в проекте CWS Питер. Мы поговорили с Эмили о русской литературе, creative writing в Америке и актуальности жанра рассказа. 

У вас необычная история – американский автор в Петербурге обучает молодых русских писателей, как писать по-русски. Как вы заинтересовались русской литературой и чему она вас научила?

В школе мы с лучшей подругой соревновались в том, кто прочтет больше книг. И так старались переплюнуть друг друга, что однажды она похвасталась “Анной Карениной”. В тот же день я примчалась в книжный магазин и тоже купила этот роман. Вот так по-дурацки, совершенно случайно я познакомилась с русской литературой. Книга мне понравилась настолько, что я продолжила читать русских авторов и на первом курсе университета записалась на курс русского языка, чтобы читать любимые книги в оригинале.

Русская литература научила меня в первую очередь тому, как русские воспринимают мир. Своеобразный юмор, настойчивость, хитрость, меланхолия и при этом жажда жить даже при сложных обстоятельствах – это то, что меня впечатлило в русских героях.

Кто ваши любимые русские писатели?

Булгаков был первым русском автором, который меня очень сильно поразил. Как бы банально это ни звучало, “Мастер и Маргарита” – просто магия. Я восхищаюсь тонким юмором в этом романе — помню, как рассмеялась в сцене, где Берлиоз спрашивает Воланда: “А вы одни приехали или с супругой?” И Воланд горько отвечает: “Один, один, я всегда один”.

Сейчас я стараюсь читать больше текстов современных авторов. Меня увлекают рассказы молодого писателя Ильи Леутина, который одинаково хорошо работает в направлениях реализма и магического реализма и очень отчетливо описывает жизнь современного русского человека (насколько я как американка могу это оценить). Мне нравятся некоторые произведения Татьяной Толстой, особенно ее эссе. И недавно я наткнулась на “Москву—Петушки” Ерофеева – у него потрясающий сюрреалистический, иронический стиль. 

Напоследок – Бродский. Я не посмею описывать достоинства Бродского, достаточно будет сказать, что не могу сосчитать, сколько раз я читала “Набережную неисцелимых”.

Расскажите немного о школах литературного мастерства в США – каковы основные принципы преподавания Creative Writing и насколько это распространено среди современных писателей?

Наши программы литературного мастерства сейчас очень распространены. Как правило, они проходят либо в частных институтах, наподобие CWS, либо в университете, где есть специальный факультет литературного мастерства. Но самая желанная программа для начинающего автора — MFA (Master of Fine Arts), т.е. магистратура для тех, кто хочет стать писателем. Основные принципы MFA одни и те же во всех университетах, просто напросто – писать и читать. Каждый день, как можно больше. Большинство программ направлено на написание рассказов, и по основному предмету всем студентам необходимо сдавать два или три рассказа в семестр, которые вся группа читает и критикует устно и письменно.

Самое ценное приобретение в MFA — это литературное сообщество и друзья-писатели, которые всю последующую жизнь будут читать твои произведения и призывать тебя не сдаваться, несмотря на миллиард отказов и творческие депрессии. Эта поддержка бесценна.

Сильно ли американское Creative Writing отличается от того, что пытается сделать в России CWS? Есть ли что-то, чего вам не хватает на русской площадке?

Мне кажется, отличий между американскими школами и CWS мало. В мастерских CWS студентов тоже заставляют много писать, помогают им раскрыть внутренние авторские ресурсы, читают профессиональные тексты и делают много упражнений. Единственное отличие в том, что в США гораздо больше программ и школ, чем в России. Но я думаю, что это здесь постепенно изменится.

Насколько актуальным вам кажется жанр рассказа сейчас, когда известность получают в основном романы? Есть ли здесь разница между американским и русским книжными рынками?

Мне кажется, что ситуация с рассказами в Америке (и судя по разговору с русскими, здесь она почти такая же) в плане популярности давно не менялась и, похоже, не скоро изменится. Рассказы, как правило, не привлекают столько внимания и не получают столько признания, как романы. Сборник рассказов, особенно если это твоя первая книга, опубликовать сложнее. Но это не значит, что рассказы не актуальны. У рассказов своя аудитория, и обычно она состоит из писателей, литературных деятелей или тех, кто по разным причинам активно следит за литературным миром. 

Дело еще в том, что роман больше похож на жизнь в плане движения — сюжет и саспенс развиваются медленнее, тогда как в рассказе иногда целая жизнь может промелькнуть в течение трех страниц.

Программа вашего курса чрезвычайно интенсивна – что можно успеть за пять дней занятий?

Изучить основы техники написания рассказа, разобраться в том, какие элементы делают текст захватывающим, интересным, эмоциональным, научиться находить героя и составлять конфликт, ну и наконец собрать за интенсив творческий арсенал. В идеале, после интенсива каждый участник бежит домой, переполненный идеями, садится за компьютер и часами пишет. А потом всю жизнь продолжает мучать себя этим делом.

Предстоящая мастерская - это повторение курса, премьера которого состоялась в ноябре 2018 года. Какие достижения первой мастерской вы можете отметить?

После интенсива почти все участники подошли ко мне и сказали, что до занятий сомневались в своих способностях, не знали с чего начать и надо ли, а сейчас они чувствуют себя более уверенно и хотят продолжить писать. Это победа для них и главное достижение для меня. А из более конкретных навыков – я помню отличные начала рассказов и в некоторых шикарные, живые диалоги.

В курсе заявлен анализ современных и классических текстов. Какие авторы туда войдут – русские, европейские, американские? По какому принципу вы их выбирали?

И русские, и европейские, и американские (и в этот раз израильские). Я их выбираю по очень эгоистичному принципу — те, кто меня когда-то сильно поразил, изумил. Но в целом я выбираю тексты, которые служат примером темы, над которой мы работаем. В прошлой мастерской, например, мы читали начала нескольких рассказов Стефана Цвейга, когда говорили о том, как открыть текст описанием места действия – это стратегия, часто используемая Цвейгом.

То есть это будет close reading, внимательное чтение с фокусом на технике. Ведь когда мы читаем для себя, текст разворачивается лишь в эмоциональном плане. Но когда читаешь, наблюдая за техникой, начинаешь воспринимать рассказ, как карту, стараясь понять, как автор добрался от пункта А до пункта Б и по какому маршруту.

Как складывается судьба молодого писателя в Америке?

По-разному, конечно, но скорее, мы все проходим один путь: отправляем наши рассказы в литературные журналы и ждем, пока нам не откажут. Когда у тебя несколько публикаций в журналах, можно искать пути для издания первой книги – с помощью литературного агента, всех твоих знакомых-писателей или через конкурс. Обычно жизнь молодого автора очень зыбкая, нестабильная, иногда немного депрессивная. Я не знаю писателей, которые на первых порах не получали бы отказов и не терпели бы поражений, которые в какой-то момент не решили, что писать — безнадежная, сумасшедшая задача, что лучше это бросить и стать стоматологом. Но если ты умеешь терпеть и ждать, если у тебя железный, упрямый характер и если от всей души любишь писать, то рано или поздно тебя будет ждать успех. Одна из моих любимых писательниц в интервью сказала, что получила больше 100 отказов на один рассказ. На один! Исходя из этой статистики, не было никаких предпосылок, чтобы она продолжила писать. Но она продолжила, не сдалась. И сейчас у нее две книги и еще одна выйдет в этом году, она преподает creative writing в Нью-Йоркском университете. То есть судьба складывается по-разному, но обычно есть две категории авторов: те, кто сдались, и те, кто не сдадутся и будут писать до смерти.

Что вы можете посоветовать молодому российскому автору?

Я бы посоветовала писать каждый день как минимум по два часа, шесть дней в неделю, в одно и то же время и в одном и том же месте. Этот совет мне дал писатель, которого я уважаю, и я думаю, что это ключ к успеху. Последовательность. Надо относиться к написанию, как к спорту: если спортсмен ходит на тренировку раз в две недели, он не увидит никакого прогресса. Даже если за два часа ты напишешь одно предложение, даже если ничего не приходит в голову и ты два часа смотришь на пустой экран, вырывая волосы, это замечательно.

Вопросы подготовил Марсель Хамитов

Фото из личного архива Эмили Зиффер

январь 2019

« Назад