Закрыть
 
Creative Writing School
литературные мастерские
 
Москва: +7 (495) 369-41-93
WhatsApp: +7 (967) 067-70-34
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

За лапником

CWS / О нас / Альманах / Пока идет снег 2018 / За лапником

Ни с чем не сравнить тот момент, когда у грустного человека, идущего тебе навстречу, вдруг появляется на лице улыбка. Вот он шел издалека, тяжело переставлял ноги. Глядел в слякоть – как бы не поскользнуться. И с каждым шагом становилось тебе виднее, что это - старая женщина, идет она в гастроном за продуктами и не испытывает никакой радости. Ни от самого этого факта, ни от легкого морозца, как раз такого, как нужно для зимнего веселья, ни от снега, который можно ловить на язык, если ты еще помнишь, как это делается. Ни от чего другого. Но, приблизившись к тебе, она поднимает голову и – глядящие внутрь и тоже ничего не выражающие глаза зеленеют, оживляются, и всё старое лицо из сушеного урюка превращается в яблоко свежего урожая – женщина улыбается.

Андрей Андреевич был клоун. Он это понял только сегодня днём. А до этого он был самым грустным мальчиком в детском саду, самым занудным отличником в школе и самым прилежным работником в разнообразных организациях, где получал деньги. Вся эта самость в середине жизни привела Андрея Андреевича к ощущению, что он несчастен. Тогда Андрей Андреевич сменил работу, жену и квартиру. Когда ощущение не пропало, а только усилилось, Андрей Андреевич съездил в длительную командировку, завел любовницу, а потом сразу взял отпуск. И даже начал пить. Когда и это не помогло,

Андрей Андреевич обратился к лучшему психотерапевту в городе. Психотерапевтом оказалась красивая женщина примерно его возраста. Андрей Андреевич довольно быстро в нее влюбился. Психотерапевт во взаимности отказала, сказав, что это ненастоящее чувство, а перенос, и что она рада, потому что процесс идет даже лучше, чем она могла предположить. Тогда Андрей Андреевич обиделся и ушёл.

Перепробовав всё, Андрей Андреевич отчаялся и смирился. Он продолжал ходить на работу в различные организации. Но вот любимые бакенбарды, которые он подстригал каждые три дня, поредели, а потом совсем выпали. И в голову после этого стали лезть и вовсе социально-порицаемые мысли, наподобие того, что: а зачем жить, если ты несчастлив и лыс. Теперь Андрей Андреевич любил гулять по мостам. Особенно, зимой и по вечерам, когда прохожих мало, и можно остановиться посередине моста, перегнуться через парапет и смотреть вниз, думая, что всегда остается способ, всегда остается такая возможность...

Сегодня утром Андрей Андреевич увидел в телефоне дату - 24 декабря. «Скоро Новый год, а у меня ни ёлки, ни шампанского», - подумал он. «Хотя, зачем мне ёлка? Сам с собой, что ли, я буду хороводы водить?» Вторая жена и любовница ушли, новых Андрей Андреевич не заводил. «Но, с другой стороны, хоть лапника купить и в вазу поставить. Будет хорошо пахнуть». И он пошел за лапником.

На ёлочном базаре было много ёлок и мало людей. Только молодая мама и мальчик лет пяти.

- Смотри, какая пушистая! – радовалась мама маленькой ёлочке.

- Нет. У нас в саду большая! – мальчик тянул обе руки вверх. - А это какой-то огрызок.

- У нас большая в комнату не поместится, - огорчалась симпатичная мама.

- Не нужна мне твоя маленькая ёлка! – и мальчик заплакал, почему-то – басом.

Андрей Андреевич, к тому моменту уже купивший пучок лапника сибирской пихты, оторвал одну веточку и зажал её между верхней губой и носом. Подвигал губой – ёлочные усы ожили. Оторвал еще две веточки, заложил их за уши и шевельнул ушами. В школе он был единственным в классе, кто умел шевелить ушами, за что его уважали.

Андрей Андреевич посмотрел на мальчика и одновременно подвигал губой и ушами. Мальчик засмеялся, опять басом.

- Мам, давай таких веселых веток, как у дяди, скорее покупать!

Симпатичная мама благодарно глянула на Андрея Андреевича и повела басовитого ребенка выбирать пучок. А Андрей Андреевич, то обмахиваясь лапником, как гигантским веером, то прижимая его к лицу, чтобы глядеть сквозь иголки на окружающий мир, двинулся от базара к дому. Лапник пах восхитительно.

Тут Андрей Андреевич и заметил старую женщину, бредущую по бульвару. И вот, когда она была уже совсем близко, Андрей Андреевич взмахнул лапником, приложил его к груди, выставил одну ногу вперед и чуть поклонился. Женщина остановилась, подняла глаза и улыбнулась.

- С Рождеством, Андрей Андреич! С наступающим Новым годом!

Голос звучал низко и сильно, что невозможно было предположить, глядя на её маленькую фигурку.

- А откуда вы знаете? Как меня зовут?

- Да бросьте, Андрей Андреич. Вы меня не помните?

Андрей Андреевич вгляделся в лицо старой женщины, но никого в нём не узнал.

- Нет.

- Я ваша учительница пения. Со второго по четвертый класс.

Андрей Андреевич пения не помнил совсем, а учительницы пения - тем более.

- Так что, всё, о чем вы сегодня думаете – очень правильно! Будь здоров, большой Эндрю!

И, махнув изящно ручкой, учительница отчалила. Андрей Андреевич совершенно оторопел. Он оглянулся ей вслед и успел заметить кончик чешуйчатого хвоста, который волочился по тротуару, но тут же втянулся под зелёный пуховик учительницы, отряхивая приставшие крупинки дорожного реагента.

Андрей Андреевич смачно плюнул - три раза через плечо. Решительным шагом пошел домой. Он хотел успеть ещё сегодня встретиться со своим компаньоном и договориться о том, чтобы оставить на него дела, получить причитающуюся премию и завтра же улететь на международный цирковой фестиваль в Монако.

Он почти бежал, размахивая пучком еловых веток. Прохожие смотрели на него и улыбались. Бывают же такие чудаки.