Закрыть
 
Creative Writing School
литературные мастерские
 
Москва: +7 (495) 369-41-93
WhatsApp: +7 (967) 067-70-34
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

И еще чуть-чуть / And then some more

CWS / О нас / Альманах / Лондонский семинар перевода / Переводы Линор Горалик / И еще чуть-чуть / And then some more

И еще чуть-чуть

Следующий раз он встретился с Габриэлем уже в аду, когда полз в сторону воды, прижав сломанную левую руку к груди, зная, что четырехминутный перерыв закончится гораздо раньше, чем он успеет доползти до озера. Он увидел Габриэля – и внезапно сердце его провалилось в живот, а потом стало трепыхаться, как прелюбодейка в раскаленном докрасна котле. Скамейка стоял, прислонившись к опаленному стволу хоризии, половина лица у него была покрыта запекшейся кровью, с каждым вздохом его горло издавало какой-то сухой писк, но все-таки это был Габриэль. Он развернулся и пополз обратно, пополз так быстро, как только мог, но Габриэль уже увидел его и окликнул по имени, и он замер, как замирал десятки раз, как замер в тот самый день. «Хренассе, землячок, дай на тебя посмотреть-то!» - прохрипел Габриэль, и он медленно развернулся, не пытаясь встать на ноги, и до конца перерыва оставалось две с половиной минуты. «Привет», - сказал он Габриэлю и тут же возненавидел себя до дрожи. Габриэль оторвался от ствола и двинулся к нему, шатаясь и кашляя, но всё-таки пытаясь улыбнуться; он все еще был очень высоким, этого даже ад никак не мог отменить. «У меня перерыв заканчивается», - быстро сказал он Габриэлю и опустил голову еще ниже. «Хороший мальчик», - засмеялся Габриэль и закашлялся так, что у него на губах выступила розовая пена. - «Не такой уж и хороший, а? Не такой уж хороший», - и указал трясущимся пальцам на залитую кровью половину своего лица, на то место, где шпатель оторвал кусочек щеки прежде, чем соскользнул и перерезал артерию у Габриэля на горле. «Двадцать с чем-то лет прошло, а?» - прохрипел Габриэль. «Прости», - прошептал он; страх сдавливал ему грудь, он все не мог вдохнуть как следует и дышал часто-часто. «Да брось», - сказал Габриэль сухим низким голосом. - «Брось, я заслужил, я ж был сукой той еще, я ж помню, что тебе сделал. И вообще – сейчас-то уже какая разница? Сейчас-то уже никакой разницы. Дай я на тебя посмотрю, земеля, хуево ты выглядишь, а», - Габриэль сделал шаг вперед, и вдруг он почувствовал, как огромная ладонь хватает его за волосы; еще секунда – и нога в гигантском ботинке изо всей силы саданула его по сломанной руке, и пока он катался и выл, катался и выл, и вой его сливался с воем сирены, оповещающей весь сектор о конце перерыва, Габриэль кашлял и смеялся, отплевывался и хрипел: «Круто я тебя поймал, а? Подловил, а? Не разучился я еще, а?» - и поспорить с этим было невозможно.

 

And then some more

Next time they saw each other, he was already in Hell.  He was crawling towards the water, pressing his broken left arm to his chest, knowing full well that the four-minute break would be over well before he reached the lake.  He suddenly saw Gabriel, and his heart dropped into his stomach and started to flap around like an adulteress in a red-hot cauldron.  The Bench was leaning on the scorched trunk of a chorry, half his face was covered with congealed blood, with his every breath a dry squeak came from his throat – yet Gabriel it was.  He turned around and started crawling away as quickly as he could, but Gabriel had spotted him and called out his name.  He froze, the way he used to freeze every time, the way he had frozen on that very day.  “Holy shit, Bro, let me have a good look at you!” croaked Gabriel.  He turned around slowly, not even trying to get up, and it was now two and a half minutes to the end of the break.  “Hi,” he said, shuddering with self-loathing.  Gabriel tore himself away from the trunk and moved toward him, swaying and coughing but still attempting to smile.  He was still very tall, not even Hell could annul that.  “My break is almost over” he said to Gabriel quickly and hung his head even lower.  “Good boy,” laughed Gabriel and coughed so hard that his mouth foamed red.  “Not all that good, eh?  Not all that good” – and pointed a trembling finger at his face’s bloodied half, the spot where the putty knife tore off a piece of the cheek before sliding down and severing the artery in Gabriel’s neck.  “It’s been over twenty years, eh?” Gabriel croaked.  “Sorry,” he whispered; fear squeezed his chest, he tried and couldn’t take a proper breath and started to pant.  “Forget it,” said Gabriel in a deep, dry voice.  “Forget it, I deserved it, I was a real motherfucker, I haven’t forgotten what I’d done to you.  And anyway, what difference does it make now?  Makes no difference now.  Let me have a look at you, Bro, you look like shit”.  Gabriel took another step, and suddenly he felt the palm of a giant hand grab his hair; then a gigantic boot smashed full force into his broken arm.  As he rolled and howled, howled and rolled, and his howl merged with the wail of the siren announcing to the whole section the end of the break, Gabriel coughed and laughed, spit and croaked, “Caught you good, eh?  Nailed you, eh?  I still got it, eh?” - and one couldn’t argue with him there.

Translated by Dmitry Bosky