Creative Writing School
Creative Writing School
литературные мастерские
cws.workshops@litschool.pro
+7 (926) 105-16-72

FacebookInstagramВконтакте

 

Как написать пьесу

Главная » Медиатека » Библиотека » История и методики творческого письма » Как написать пьесу

Алан Эйкборн

Алан Эйкборн, популярный английский драматург, автор более 70 пьес и обладатель многочисленных премий, точно знает, как превратить даже самый маленький замысел в полноценный фарс.

Никогда не приступайте к пьесе без идеи. Это кажется очевидным, но вы удивитесь, как много будущих писателей пыталось это сделать. Я думаю, они полагают, что можно отправиться в путешествие, а его замысел появится по пути. Возможно, в надежде, что карта с маршрутом залетит им в окно автомобиля. Но насколько я знаю, такого никогда не происходит. Ты трогаешься, но через пару миль возвращаешься в место отправления.

С другой стороны, распространенная ошибка новичков  – одержимость содержанием, что чревато слишком масштабным замыслом и смысловой перегруженностью.

В результате может получиться пьеса, которая благородно берется за все недуги мира – мировой капитализм, глобальное потепление, эксплуатацию Третьего мира, расизм, сексизм, гомофобию – но в которой ничего толком не происходит. Несколько часов вы идете в никуда, а это любого может вогнать в депрессию.

Много лет назад у меня появился небольшой замысел: молодой человек спрашивает пожилого, может ли он жениться на его дочери. Соль была в том, что у пожилого мужчины не было дочери. Не так много материала, чтобы развернуться, и все же. Позже я развил идею. Что если дочь, которая никакая не дочь, была на самом деле любовницей пожилого мужчины? Вот здесь уже есть завязка многообещающей истории.

Продолжаем: что, если у пожилого есть жена, которая ничего не знает о любовнице и что если молодой человек приходит к жене и начинает разговаривать с ней о ее несуществующей дочери? А что если «дочь», потрясенная самим присутствием там молодого человека, вынуждена поддержать ложь о том, кто ее отец, потому что боится иначе потерять молодого человека? А жена в это время так и не понимает, что происходит?

Сюжет начал складываться. Многообещающая комедия положений и путаница с именами.

Подготовительная работа жизненно необходима для написания любой пьесы. Всегда нужно задавать вопросы: как, когда, где, кем и кому будет рассказана история? Иными словами: нарратив, время, место, персонажи. Эти решения не обязательно принимаются в строго определенном порядке и часто накладываются друг на друга. Некоторые из них продиктованы главной, первоначальной идеей.

Часто повествование само диктует ответы на вопросы «где?» и «когда?». Если в вашей истории рассказывается, например, про расцвет и падение фамильной династии, это означает, что события будут растянуты на несколько временных периодов. Помимо этого, вам, скорее всего, понадобится несколько мест действия.

Оба эти решения имеют далеко идущие последствия. Их нужно принимать аккуратно. Давайте снова обратимся к замыслу про дочь и отца, которая в какой-то момент превратилась в пьесу «Все относительно». Поскольку молодой человек, Грэг, должен был встретиться и с пожилым, Филипом, и с его женой, Шейлой, логично было устроить все действие в доме пожилой четы. Оставалось только придумать, как затащить туда и девушку, Джинни. Возможно, она пришла туда, чтобы порвать с Филипом? Правдоподобно. Некоторые проблемы решались сами собой – а именно, организация персонажей и размер актерского состава. Эта пьеса очень удобно разыгрывалась в четыре руки.

В современном театре есть строгая обратная связь между размером актерского состава и вероятностью и частотою постановки. Это не имеет практически ничего общего с качеством самой пьесы, а зависит во многом от затрат. Но не только от них. Практически в любой театральной области экономия стала символом хорошего искусства.

Чем меньше мест действия, чем короче длительность, чем меньше персонажей и диалогов, чем меньше декораций, чем меньше всего, тем лучше.

Для пьесы важно, чтобы Грэг был убежден, что он приехал в дом родителей Джинни. Почему он в этом уверен? Очевидно, Джинни должна была рассказать ему. Но почему она заговорила про это? Потому что она сама направлялась в этот дом, чтобы порвать отношения с Филипом, но при этом не хотела, чтобы Грэг знал, куда она идет. Это спонтанное решение, принятое ей, чтобы сбить молодого человека со следа.

Где она говорит ему об этом? Для этого нам нужна предварительная сцена, пролог перед основным повествованием. Если повезет, мы сможем использовать наш пролог не только для этой цели.

Но как он (Грэг) находит дом? Ответ – он следит за Джинни. Но если он следует за ней, это значит, что он доберется до дома вторым. А чтобы сохранить путаницу в именах, которая была в первоначальной идее, он должен добраться туда первым. В таком случае, хотя она и направляется туда первая, а он уверен, что следует за ней, на самом деле она где-то задерживается, а потому он прибывает на место действия раньше (сюжет уже не так прост).

Получается, что Грэг должен умудриться найти путь к дому предполагаемых родителей, при этом, не следуя за Джинни. А это значит, что он знает точный адрес. Но как он узнал этот адрес? Он нашел записку с этим адресом в квартире Джинни, вот как. Что прекрасно объясняет – вы не поверите – почему Джинни говорит ему, что это адрес ее родителей. Что само по себе не очень правдоподобно – ну кто, в самом деле, записывает адрес своих родителей? Именно поэтому Грэг начинает что-то подозревать, именно поэтому он решает проследить за ней. Все встает на свои места.

Конечно, как только он попадает в дом четы и видит милую женщину среднего возраста, Шейлу, он понимает, что Джинни не врала ему и это действительно дом ее родителей. Побочный эффект всех этих перипетий – мы решили проблему с местом действия. Пьеса с двумя декорациями: сначала квартира Джинни, а потом дом Филипа и Шейлы. Одна была бы лучше, но …

Впрочем, поскольку сюжет требует двух сцен, мы можем использовать это по максимуму. Пролог в квартире дает нам шанс рассказать подробнее про отношения Грэга и Джинни. Потому что потом, как только он, а затем она приедут в дом родителей, и начнется вся путаница, мы не сможем уделить внимание тонкостям отношений. События будут развиваться слишком быстро.

Публика должна сопереживать героям (как и вы). Публика, которая не сопереживает, под конец просто перестанет слушать. Трудно заставить сопереживать каждого зрителя, особенно некоторым персонажам. Но тех персонажей, за которых публика должна «болеть», вы обязаны наделить такими качествами, которые этой публике важны. Конечно, у них могут быть недостатки, но они должны обладать некой невинностью и чистотой, благодаря которым публика изо всех сил будет желать им, чтобы у них все сложилось. Сложится или нет – это другой вопрос.

Подобный тип пьесы предполагает детальное конструирование сюжета. Он должен опираться на совпадения, на то, что не было сказано, на то, что было неправильно понято. Необходимо четко понимать, как каждый из четырех персонажей относится к другим и как видит ситуацию. Например, жена, Шейла, на протяжении всей пьесы не будет знать практически ничего. Грэг будет иметь небольшое представление о происходящем. А вот Джинни и Филип, виновная сторона, будут знать и понимать все. И оба будут отчаянно пытаться, причем в сложном альянсе, поддерживать этот фарс. Помимо этого, важно, что к концу пьесы ситуация поменяется на диаметрально противоположную.

В этот же момент нужно принять еще одно важное решение – по поводу времени действия. Пьеса может уложиться в маленький временной отрезок. От раннего утра до не позднего вечера. Изящно. Забавно, но когда пьеса была представлена в Вест Энде на так называемых «Swinging Sixties», меня попросили передвинуть первую сцену на день раньше, по времени около 4-х вечера. По мнению организаторов, публика будет не так шокирована, если увидит молодых неженатых людей, которые просыпаются вместе днем, а не утром. Меня обескуражила такая логика. Вы думаете, они не могли заниматься любовью во второй половине дня? Какие традиционные ценности. Аристотель бы с ними не согласился.

По сути, в такой пьесе по типу “часового механизма”, которая близка к фарсу, как только вы завели первый акт, второй акт построить, в какой-то степени, легче, поскольку теперь пружина будет просто раскручиваться. В таком случае персонажи и их характеристики продиктованы сюжетом. Например, Шейла, жена, должна быть рассеянной, немногословной, доверчивой женщиной – даже если последнее слово будет за ней. Характер Джинни прописать сложнее, поскольку она спит с пожилым мужчиной и водит за нос нашего молодого героя, но при этом все равно умудряется завоевать нашу симпатию. Для этого нужна актриса с шармом (Шарм очень сложно прописать).

Неудивительно, что фарс считают самым древним драматическим искусством. Техника, по которой он создается, восхитительна. Только у молодых людей до 26 хватит духу взяться за фарс. Уж я-то знаю. 

Отрывок из книги 'The Crafty Art of Playmaking'

Оригинал опубликован в The Telegraph, 2002, 17 Aug

Перевод Марии Николаевой


« Назад




© 2017 Creative Writing School

Проект не является публичной офертой

Сайт сделан в Маунтин Сайт

 

ОЧНЫЕ МАСТЕРСКИЕ

ОНЛАЙН МАСТЕРСКИЕ

НОВОСТИ

 

ЗАПИСЬ

КОНТАКТЫ

РЕКВИЗИТЫ

 

 

г. Москва, Библиотека-читальня
им.И.С. Тургенева, Бобров пер.,6.
+7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro