Creative Writing School
Creative Writing School
литературные мастерские
Москва: +7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

FacebookInstagramВконтакте

 

Подслушанный разговор

Главная » Медиатека » Альманах » Альманах. Лето 2015 » Мастерская прозы » Подслушанный разговор

Мария Меркулова

 

Спускаться по хлюпающей тропинке к реке было противно. Берег был крут, кусты сначала не пропускали, потом подстегивали. Мошкара то бестолково вилась впереди, то унылым сачком висела на концах удилищ.

Рыбалка была запланирована давно, предвкушалась в подробностях и мы совестились от нее отказаться.

Нашей дружбе в этом году уже 38 лет. Совместные куличики в зеленой песочнице, желтые одуванчики с кудрявыми ножками и фольгой от «ласточки» под стеклышком тоже входят в стаж.  Видимся вот только редко.

Постояв на прибрежных камнях, осмотрелись, выбрали в подпорки иву пораскидестей.

Ну, за рыбалку!

Хорошо-то как, выдохнули.

Ах да, удочки… Черви навозные, бодренькие, свекольные. Не чертыхаясь, с профессорским подходом к любому делу, зацепили по наживке, продели по всей длине крючков. Закинули.

– Думаешь, будет клев?

– А какая разница?

Хотя шли мы, конечно, за усатыми сомами, нежнейшими, если запекать тут же, обернув фольгой, в остывающих углях.

– Ох, Мань.  Рыбы слышат хорошо, знаешь? – подруга тянула паузы. – Золотые рыбки, например, прекрасно осведомлены обо всех человеческих желаниях. Иногда притворяются, что задумались и не расслышали, иногда подслушивают чужое. Но у каждого есть своя золотая рыбка. – Лара пододвинула ненужным движением удочку. – 2012 год был. С марта по май я пролежала в ванной на полу. Слезы не высыхали, докатившись до ключиц, застревали в жуткой футболке. Изо дня в день я не меняла ни позу, ни одежду.

Наш роман исчерпал себя. Эту смску Роман прислал в три часа ночи 4 марта. Он всегда делал все вовремя. Я уже успела поспать, не запомнив сны, а значит, крепко. И имела отличный шанс заснуть в пять и до будильника.

Почти три медовых года. Каждый день я хорошела все больше. Ромка зачаровывал легкостью счастья. Хотелось дышать им и обниматься. Но – выстрелил. Убил. В пять сердце перестало колотиться, я заставила себя заснуть.

С утра мысли ночные оказались далеким, давно пережитым ужасом. Вместе со мной проснулась новая реальность, уже принятая и понятная. Я осталась жить с мужем. Поплавок вроде дергается? – Лара подержала удочку в руке – Ни-ка-во, – опустила снова на рогатину.

– Так вот, с трех до пяти ночи у человека есть волшебное время для настоящих жизненных трагедий. Но когда трагедия повторяется не вовремя, механизм выживания дает сбой. Андрей, привычный, уютный Андрей покинул меня молча. В субботу. Днем.  10 марта, накануне 15-летия нашего брака он узнал, почему я была так негасимо счастлива последнюю тысячу дней. Не смог ни возненавидеть меня, ни полюбить мою тень. Он ушел, когда я была в магазине. Пошла за пакетом молока и десятком яиц для Наполеона, а вернулась в другую жизнь. Гулко прошлась до ванной и залегла. Ни мыслей, ни желаний, ни сил. Наверно, я что-то ела, наверно, дырявый отпечаток коврика пропадал к утру с моей щеки, не помню. Знаю, что лежала в своей холодной узкой конуре. Свет не включала.

Яйца не выдержали первыми. Испортились и завоняли. В марте я не слишком аккуратно оставила их в коридоре. В мае их надо было наконец выкинуть. Вы-ки-ну-ть. Автопилотом двинулась к уличным бакам.

Тогда вот я рыбок своих и заметила, там, у помойки, с лотком яиц, замотанным в пицот пакетов. Иду, народу на улице – толпа бурлит, погода – солнечное майское возрождение, а меня, как по новой, тоска колкая сжимает, струится слезами. Яйца эти вонючие травят все вокруг. Замаскировалась черными очками, уткнулась взглядом в верхушки деревьев. Слабость жалостливая на части рвет. Отчаянно и безысходно метнулась мысль: если сейчас же меня никто не обнимет, не пожалеет, никому вот прям щас не понадоблюсь — я умру.

Он оторвался от стены дома. Потасканный обстоятельствами, но вполне себе аккуратный мужичок, шел, придерживаясь мимо спешащих.  Он слегка покачивался на выпимших ногах, но шел. Не увиливая.  Простите!  Можно я Вас поцелую? Меня? Села я на заборчик. Руку левую к голове, щупаю, думаю, рыбки, вот тут они, прям над макушкой, золотые мои, нимбом окружили, работают.

Это у меня от солнца и голода голова закружилась, хотя версия с рыбками мне нравится больше.

Давай местных просто покормим? Червяки ж еще не расползлись?




© 2017 Creative Writing School

Принимаем к оплате банковские карты

Сайт сделан в Маунтин Сайт

 

ОЧНЫЕ МАСТЕРСКИЕ

ОНЛАЙН МАСТЕРСКИЕ

НОВОСТИ

 

ЗАПИСЬ

КОНТАКТЫ

РЕКВИЗИТЫ

 

 

г. Москва, Библиотека-читальня
им.И.С. Тургенева, Бобров пер.,6.
+7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro