Creative Writing School
литературные мастерские
НА САЙТЕ ИДУТ ТЕХНИЧЕСКИЕ РАБОТЫ
 

Москва: +7 (495) 369-41-93
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

 

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

Чужая свадьба

Главная » Медиатека » Альманах » Альманах. Лето 2015 » Мастерская прозы » Чужая свадьба

Михаил Посудневский

 

Рассказ

 

На этой летней загородной свадьбе я был даже не «седьмая вода на киселе». Не друг и не родственник ни жениху Диме, ни невесте Насте. Моя хорошая знакомая Наталья в своей «Студии» «ставила» молодым свадебный танец, под ее руководством они его два месяца репетировали, сдружились, и она была приглашена на венчание. А к размашистому застолью в подмосковной усадьбе подъехал и я. Бокалы были с удовольствием разбиты, тарелка под полотенцем женихом растоптана, зато невеста отхватила недвусмысленно больший кусок каравая, показав молодые зубы, а заодно – и кто будет хозяином в молодой семье.

Гостей было человек тридцать: родители, свидетели, трое «друзей жениха», две совсем юные и очень сильно завидующие «подружки невесты», две бабушки и - для меня - неизвестно чьи тети и дяди. Родственники жениха расселись по правую сторону стола; мы с красавицей Натальей теснились среди более многочисленных родственников невесты.

Сновали официанты, тамада пытался запомнить гостей по именам. Наташа тихонечко объясняла мне сложившуюся внутриполитическую ситуацию: у Димы есть ребенок от первого брака; у Насти есть младшие братик и сестричка; сестра у Димы сводная, - высокомерная девушка сидела как раз напротив нас; родители жениха и невесты не нашли общего языка. Я осторожно стал рассматривать обе пары родителей. Разница была очень заметна. И дело было даже не в возрасте: родителям Димы было лет пятьдесят пять-шестьдесят, а Настиным около сорока, – а в позах и выражениях лиц: Настины родители были веселы, при каждом удобном случае брались за руки, а их сваты совершенно очевидно нервничали, совсем не разговаривали между собой; папа, кстати говоря, известный в космической сфере инженер, совсем не улыбался и все время выходил курить; мама постоянно комкала в руках салфетку, а ее улыбка выходила натянутой.

Но молодые, похоже, были абсолютно счастливы, ни на кого особенно не обращали внимания, их друзья веселились от души, и праздник легко катился по намеченному плану, несмотря на чудовищные шутки ведущего.

Курить или просто «проветриться» в перерывах между едой и танцами выходили на улицу, где на свежескошенной траве под лучами заходящего августовского солнышка продолжали выпивать и общаться.

Я прогулялся до поля для гольфа, а когда вернулся к ресторану, на лужайку уже без пиджака вышел отец жениха. Мы поравнялись, я улыбнулся и собирался пройти мимо, но он вдруг произнес:

– Неправильно это все, – он вроде бы не обращался именно ко мне, но никого другого поблизости не было. Я повернулся к нему и представился.

– Тезка, значит, – несмотря на разницу в возрасте, он, видимо, разрешал обращаться к нему без отчества. Достал сигарету, стал мять ее между пальцами, и через несколько секунд отбросил в сторону урны то, что от сигареты осталось.

– Вам так не нравится Ваша невестка? – осторожно спросил я.

– А что там может нравиться? Что?! Ты знаешь сколько ей лет? 19! Что там может нравиться?!

– Ну, вашему Диме, по-моему, в ней нравится все.

Мы смотрели друг другу в глаза.

– «Все»… Сиськи ее ему нравятся! – Он отвел глаза. – Оболдуй! Тридцать четыре года! Ведь второй раз женится и опять на те же грабли наступает! – следующая размочаленная сигарета отправилась в урну. – Им же говорить между собой не о чем! У него два образования, а она сейчас забеременеет и бросит институт!

Из ресторана вышла и подошла к нам улыбающаяся женщина в ярком платье и с шалью на плечах:

– Разве ж это свадьба? – у нее был очень мягкий немосковский выговор. – Надо было у нас в селе праздновать! Вот это была бы свадьба: вся улица б гуляла! Музыканты, тамада настоящий, – а то у вас тут не пойми кто!

Она обняла моего собеседника, прижалась к нему, посмотрела на меня:

– Мой братец и до вас добрался со своим унынием?

Я улыбнулся; космический инженер промолчал, отвернулся и, наконец, закурил.

Смеясь и держась за руки, из беседки выскочили жених с невестой и побежали в сторону озера, в ровном зеркале которого отражалось еще светлое вечернее небо и обязательные березки по берегам, и откуда уже разносилась по округе, соперничая с ресторанной музыкой, лягушачья оратория.

– Посмотри, какие они счастливые! - произнесла тетя жениха.

– Должно объединять еще что-то, - наш собеседник был непреклонен. - Уважение должно быть! А у них нет ничего общего кроме этого! А это очень скоро пройдет! И что останется? Что у них будет через пятнадцать лет?!

Я пожал плечами и попытался пошутить:

– Дети. Штук пять или шесть.

– Ни хрена у них не будет! И семьи не будет! А если не разведутся к тому времени, то она будет гулять! Ей тридцать пять будет, самый рассвет у нее будет! А ему - пятьдесят!

– Ну, пятьдесят это не так плохо, - улыбнулся я.

– Это ты - молодой - так думаешь!

Сестра перестала обнимать брата, чуть отодвинулась от него, встала вполоборота к нам.

– Дай докурю, – затянулась. Поправила шаль и спокойно сказала: – А я вот теперь думаю, что не надо загадывать. Не надо думать: что будет, чего не будет. Есть сейчас счастье – пусть упиваются им! Пусть он носит ее на руках! Да пусть ссорятся, наконец, если потом могут помириться и простить друг друга!

– Вас послушать, – он сразу записал меня в число единомышленников своей сестры, –  так можно договориться до того, что и одну-единственную ночь не совестно провести ради удовольствия?

– Ничего не скажу про удовольствие, – еще мягче и тише, чем раньше произнесла его сестра, – но ради счастья, пусть и короткого, не совестно вообще ничего! – она привычным движеньем перебросила шаль на плечи, а в голосе ее теперь была неприязнь: – «Уваженье»! Ты вон сколько для своей жены сделал, сильно она тебя уважает?! Как не любила, так и не любит и не уважает!..

Вскоре трехминутный, но многочастный танец жениха и невесты собрал всех гостей в зале: без запинки прошла первая часть - медленная; с легким заплетанием Диминых ног - вторая, вальс; и в полном диссонансе верхней и нижней частей Диминого тела – третья, быстрая и современная. Моя Наташа сначала обхватила голову руками, а потом, как и все стала хохотать.

Через час молодых и теперь уже совершенно законных супругов лимузин, шурша гравием, умчал в аэропорт. Разъезжались гости. Обнявшись, на заднем сиденьи такси ехали родители Насти. По разным машинам расселись родители Димы: отец уехал со своей сестрой, мама – вдвоем с младшей дочерью.

Мы с Натальей, не переставая болтать и подтрунивать друг над другом, перебрались в соседний зал за барную стойку.

– Я тебя люблю! – сказала она.

– А я тебя! – отыграл я подачу.

А дальше было неожиданно:

– А еще я поражаюсь и безгранично тебя уважаю за то, как ты со всеми находишь общий язык! Ты же сегодня со всеми познакомился!

– Почти. Но после твоих слов из сегодняшних разговоров для меня важен только один! И, раз уваженье и любовь у нас с тобой есть, мы с чистой совестью поедем сейчас ко мне!.. 




 
 

FacebookInstagramВконтакте

 

© 2017 Creative Writing School

Принимаем к оплате банковские карты

Сайт сделан в Маунтин Сайт

 

ОЧНЫЕ МАСТЕРСКИЕ

ОНЛАЙН МАСТЕРСКИЕ

НОВОСТИ

 

ЗАПИСЬ

КОНТАКТЫ

РЕКВИЗИТЫ

 

 

г. Москва, Библиотека-читальня
им.И.С. Тургенева, Бобров пер.,6.
+7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro