Creative Writing School
Creative Writing School
литературные мастерские
cws.workshops@litschool.pro
+7 (926) 105-16-72

FacebookInstagramВконтакте

 

Нино

Главная » Медиатека » Альманах » Кавказские рассказы » Нино

Проводница прошла по вагону, добродушно покрикивая: “Подъезжаем, через полчаса прибудем". Нина окинула взглядом купе (все ли собрала?) и вышла в коридор, к открытому окну.

Июль она любила и ждала больше других каникул и праздников. Ленивый и душистый месяц Нина проводила в Сухуми, в семье друзей мамы, в доме с садом, оградой которого служили заросли бамбука.

Середина года и лета, в середине середины — день рождения, который для неё устраивали гостеприимные хозяева. Нину принимали как дочь, её, хохотушку и придумщицу, ждали так же, как она ждала июль. Мальчишки за две недели  до срока оповещали соседей важно, неспешно: “Сестра приезжает. Нино”.

То что здесь её называли по-своему, нравилось Нине, как нравилось все в этом южном мире. В сравнении с её расписанной по часам и регламентированной строгими правилами московской жизнью, наполненной занятиями и обязанностями, жизнь в Сухуми была праздником непослушания. Можно было спать сколько хочешь, лежать в постели, проснувшись, прислушиваясь к звукам и запахам кухни, где колдовала искусница тетя Гика.  Умчаться на велосипеде к набережной, весь день провести с друзьями у моря или, забравшись к маяку, через потайной лаз пробраться в дендрарий и спрятаться до закрытия, а потом гулять в бархатной темноте, пугая друг друга страшными историями и шарахаясь от собственной тени. 

Свобода была главным секретом июля.

Проводница остановилась у окна и, приобняв Нину, сказала: “Рада небось? Ждут тебя — не дождутся?” Нина счастливо улыбнулась, пытаясь разглядеть в толпе встречающих родные лица.

Этим летом ей исполнялось четырнадцать. За год она вытянулась. Пшеничные волосы перестала заплетать в косы, собирала их в тугой хвост. Нина чувствовала, что изменилась,  и только веснушки остались прежними.

На перроне её по традиции встречала мужская часть семьи Беридзе: дядя Миша и Гога с Давидом. Любимая Гика ждала дома у накрытого стола. Ужинали долго: никак не могли наговориться.

Утром Нина проснулась поздно. В доме никого. Съела тёплую ещё лепешку, заварила чай, побродила по саду. “Тетя на рынке, а ребята на море, наверное, надо бы их найти”. Прикрыла дверь и отправилась вниз к набережной. У белоснежной гостиницы “Рица” встретила знакомых, поболтала с ними, прогуливаясь по скверу. Прошлась до пирса. Мальчишек нет.

Набережная неширокая, но длинная: туда-обратно — почти час. В парадной её части привычная картина: местные мужчины от мала до велика сидят на парапете и в открытом кафе, курят, пьют бесконечный густой кофе, обсуждают новости и футбольные матчи.  Они лениво разглядывают прохожих, оживляясь при виде симпатичных женщин. Пристрастное разглядывание волною прокатывает по рядам наблюдателей, и тема разговора меняется.

Нина неспешно прогулялась по набережной. Жарко. Так и не нашла никого. Решила вернуться. Возле дома к ней подбежал Гога, младший, её ровесник. Сердито спросил: “Где была? Почему ушла?”

Засмеялась: “Соскучился?”

Строго сказал: “Ничего смешного!”

Дома встревоженная тетя: “Не ходи одна! С братьями ходи!”

Нина не понимала, что случилось, расстроилась: “Надо было записку вам оставить, не сообразила, простите, тетя Гика!”

Тетя в ответ: “При чем тут записка? Просто не надо одной гулять!”

Вечером дядя Миша: “Нино, я тебе запрещаю одной ходить, и с ребятами чужими запрещаю болтать!”

Погрустневшая Нина ушла в комнату сразу после ужина.

Утром, позабыв про вчерашнее, собралась на море, купаться. Тетя Гика не пускает: “Жди Давида: вместе на велосипеде поедете”.

— Да зачем ждать, спущусь, а он догонит! 

— Нет, Нино, не надо. Жди!

Так началась другая жизнь: нельзя было за хлебом выйти без сопровождения братьев.

Вечера Нина проводила дома, на веранде. Хорошо, что много книг привезла.

Бамбук тихо поскрипывал под летящим к морю бризом, поворачивал свои узкие ладошки из стороны в сторону, шептал, успокаивал. В сумерках пряно пахли осыпающиеся, последние в этом сезоне плетистые розы, вокруг фонаря мелькали быстрые тени летучих мышей.

“Тоска”, — выдохнула Нина вслух и, столкнув книгу с колен, быстро прошла в дом, отгоняя подступающие к горлу слезы.

Через неделю с почтамта позвонила домой: “Хочу день рождения дома праздновать, можно я домой поеду?”

Мама удивилась: в сезон билетов не достать, поменять билет никакой возможности нет, что вдруг? Объяснить Нина не смогла, а вечером плакала в темной комнате.

Наутро Гика учила: если навстречу идут мужчины, ни в коем случае не смотри на них: “Спина прямая, подбородок высоко, глаза — долу, запомнила?”

Нина запомнила. Она знала теперь, то, что неумолимо отдаляет её от любимых прежде людей, называется традицией, которая превращает её свободу в кабалу условностей и которую надо чтить.

Долгий душный июль закончился, с ним закончилась история Нино.

Больше в этом городе Нина никогда не была.




© 2017 Creative Writing School

Проект не является публичной офертой

Сайт сделан в Маунтин Сайт

 

ОЧНЫЕ МАСТЕРСКИЕ

ОНЛАЙН МАСТЕРСКИЕ

НОВОСТИ

 

ЗАПИСЬ

КОНТАКТЫ

РЕКВИЗИТЫ

 

 

г. Москва, Библиотека-читальня
им.И.С. Тургенева, Бобров пер.,6.
+7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro