Creative Writing School
литературные мастерские
НА САЙТЕ ИДУТ ТЕХНИЧЕСКИЕ РАБОТЫ
 

Москва: +7 (495) 369-41-93
cws.workshops@litschool.pro
  Петербург: +7 (921) 090-94-64
cwspiter@gmail.com

 

FacebookInstagramВконтакте

Меню
 
 
 
 

Чурчхела с привкусом

Главная » Медиатека » Альманах » Кавказские рассказы » Чурчхела с привкусом

IГригорий открыл глаза: ядовито-зеленые столбики на часах приобрели очертания времени — 5:11. Он нащупал ногами сланцы и побрёл на кухню; налил из крана воды, пахнувшей свежей хлоркой, и выпил как грушевый лимонад.

Мать ему не снилась давно. Лет пятнадцать, может больше. А тут увидел: ещё молодая, в белом пуховом платке на плечах. Она стояла под деревом, у которого вместо коры была серая гладкая кожица, и срывала листья. Тянулась выше, где листва была гуще,  но волосы, словно привязанные к стволу, не пускали.

Первое время, как он уехал из родной Грузии, звонил ей часто, а потом, когда Кавказ стал «бедовым», охладел и забылся. Не до того было: не оконченный геологический факультет, кулинарное училище, курсы оператора газовой котельной и, наконец, разнорабочий на стройке. Себя он так и не нашел. Когда ушла жена, хотел было вернуться на родину, но обзавелся другой и передумал. После неудачи с другой и третьей, желание постоянных отношений незаметно рассосалось как бородавка, которая исчезает сама, если про неё забываешь.

Он оделся и вышел на улицу. Май в Твери веял мартовским холодком и сыростью. Григорий зашёл под козырёк пустой остановки, упакованной в афиши Нино Катамадзе. Искаженное высокой нотой лицо грузинки размножилось стараниями расклейщика до ряби в глазах и тошноты. Из предрассветной тьмы выпрыгнул дворник-азиат во флуоресцентном   костюме цвета лайма. С проворством муравья он собирал в черный мешок  пустые бутылки, стаканчики, шуршащие обертки, обильно выросшие за ночь на полях улиц. На востоке, за крышами панельных многоэтажек, набухал рассвет.

 

II

 

В комнате на втором этаже тбилисской коммуналки с длинной террасой проснулась Бабо: кот разбудил. Он царапал грядушку кровати хозяйки, требуя еды. Она надела дерматиновые, похожие на больничные, тапки, и вытянула из буфета мешочек с сухим кормом. Кот ткнулся в миску и захрустел. Бабо раскрыла створки трельяжа (она всегда их закрывала на ночь) — на одной вместо зеркала была плёнка. Ей нравилось смотреть именно в эту половинку, где морщины обманчиво сглаживались. Бабо достала помаду с треснувшим колпачком, ковырнула ватной палочкой остатки и провела по тонким, едва различимым губам.

— Эй, Бабо! Опять твой кот ночью орал, я его отравлю! — закричала соседка со второго этажа, перевесившись через ограждение террасы, когда Бабо вышла с метлой из дома.

Бабо жила в этом квартале со дня свадьбы, совпавшим с днём отъезда из России. Матери всегда нравились южные мужчины. Она считала их обходительнее, заботливее, да, что говорить, пьют они аккуратнее. Муж соответствовал образу, но она его так и не полюбила. Сына родила, а не полюбила.

Бабо спустилась к набережной Куры. На автобусной остановке сидел парень, пьяненько обхватив голову руками.

— Что сидишь? Домой иди, — Бабо выудила метлой из-под скамейки бумажный стаканчик.

— Неее, покурить надо.

— Окурки не бросай.

Она вытащила мешок из урны, завязала его и поставила у обочины, рядом с зеленеющим платаном. Дерево было настолько большим, что ветви его перетекали аркой на другую сторону дороги. Когда она только приехала, его скрывала телефонная будка. Будку убрали, а платан вырос.

— Откуда будешь? — села она рядом.

— Из Твери.

— Вот как? Я тоже, — она провела метлой по асфальту, как будто что-то стирая и добавила, — сын был как ты. Теперь не знаю где. Уехал давно и потерялся. А у тебя мать есть?

— А как же.

— Хорошо, — она поднялась и пошла вдоль набережной, погоняя мелкий мусор.

— Эй, мать, — окликнул её парень, — а чего домой-то не едешь?

— Домой? Так я вроде дома.

Солнце высветило верхушки гор, обещая ясный день. Бабо поднялась на свою улицу и поставила метлу у двери.

— Эй, Бабо, твой кот навалил на мой ковёр. — Нависла грозой соседка. — Пусть теперь сдохнет! Сказала, — отравлю!

— А ты в чурчхелу добавь: лучше покупать будут, — съязвила Бабо, а потом, вдруг, — Тамара, мы же с тобой столько вместе живём и собачимся. Зачем так?

— Ты коту своему скажи, чтоб не гадил под дверью.

— Скажу, Тамико, скажу.




 
 

FacebookInstagramВконтакте

 

© 2017 Creative Writing School

Принимаем к оплате банковские карты

Сайт сделан в Маунтин Сайт

 

ОЧНЫЕ МАСТЕРСКИЕ

ОНЛАЙН МАСТЕРСКИЕ

НОВОСТИ

 

ЗАПИСЬ

КОНТАКТЫ

РЕКВИЗИТЫ

 

 

г. Москва, Библиотека-читальня
им.И.С. Тургенева, Бобров пер.,6.
+7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro