Creative Writing School
Creative Writing School
литературные мастерские
cws.workshops@litschool.pro
+7 (926) 105-16-72

FacebookInstagramВконтакте

 

Акция

Главная » Медиатека » Альманах » Кавказские рассказы » Акция

— Короче, надо терпилу найти. — Мага поднял руку ладонью кверху, как бы поставив знак вопроса в конце фразы. Говорил он чисто и по-русски, — всё равно кого.

Главное, чтоб из шайтанов был, чёртом настоящим: белоленточник, либераст, правозащитник, демократ, — в общем, кто-нибудь из этих пидоров. И отработаться по нему чисто. Только на глушняк не валить — проблемы нам не нужны. Чисто, аккуратно: говном обмазать, как леденец, на телефоны снять этого красавца и в сеть вывалить. Если прижимать начнут, скажем, неудачно пошутили.

— А ответку не включат? — спросил Иса, тонкий вертлявый парень в модных джинсах и замшевых мокасинах. В руках он крутил литые чётки.

— Ты что, братан?! За кого ответку? За этих, что ли?! — Мага презрительно сплюнул тягучей слюной. — Они штаны ещё в самолёте намочили, как только рейс в Ичкерию объявили. Сами себя боятся. Эти черти сюда летают, чтобы их смелостью восхищались: надо же, к страшному Рамзану прилетели, не побоялись! И гавкают потом в интернетах своих, что Рамзан с ними не встречается — типа испугался честного разговора. Вот говном их накормить — вот вам честный разговор! Ешьте! И не гавкайте! А снова приедете говно всякое в республике собирать, мухи навозные — снова накормим! Пока не поймёте, что к чему.

— А если пожилой будет? — продолжал допытываться Иса. Он числился на первом курсе, вырос в правильной семье и ещё толком не обтёрся.

— А какая разница? — Мага заметно нагрелся, — Короче, пожилой-можилой, нам всё равно, на ком отрабатываться. Главное, чтоб чёрт был настоящий.

— Скажут, совсем берега потеряли, на стариков нападают…

— Ты что, на нохчи собрался нападать? Он же русский будет или еврей! За них не встанет никто. Тем более он враг, шайтан. Что, не слышал, как про них Рамзан сказал? Вообще, по ходу, в кассу попадём. Главное — отработаться, короче. И чтобы знали, кто сделал. Поднимемся разом.

— А говном как мазать? Сами же измажемся! — Иса всё не успокаивался.

— Перчатки оденем медицинские. Ты как мужчина поступи, без страха.

— Я что ли боюсь?! — взвился Иса, — Противно просто. Он верещать начнёт, сопротивляться, нас же измажет. Или вырубить его? И спокойно обмазать? — чётки, жалобно звякнув, вопросительно замерли в кулаке.

— Неее, братан… — протянул Магомед, — вырубить не тот вариант. Надо, чтоб он двигался. Царапался, кусался, визжал, как баба — они ж ссыкуны все. А вырубишь — выйдет, что над беспомощным надругались. Жалеть его начнут, говнюка. Надо живого, короче. На колени поставить. И заснять.

— Измажемся… — Иса с сомнением посмотрел вокруг. Парни согласно закивали головами.

— Короче, тогда не будем говном. — Мага думал и действовал быстро. — Давай  нефтью обольём. Сырой. Не отмоется.

— Нефть — достояние республики. — Иса повторил лозунг, висевший на входе в Университет.

— А чем тогда? — Мага снова стал заводиться. Не любил, чтоб сомневались в его словах. Тем более свои пацаны.

— Маслом можно. Машинным. Отработкой. Я у дяди в сервисе возьму канистру. Литров пять хватит, — подал голос Беслан — «Бесик». — Прилипнет — не отмоешь.

— И перьями посыпать! — обрадовался Аслан, самый лёгкий из них. — Куриными! На телефон заснять. Круто получится!

— А вдруг ветер будет? — опять засомневался Иса. — Сдует перья. Лучше тяжёлым чем-нибудь присыпать. Алебастром! Нет! Цементом!

— Чтоб на памятник стал похож! — облегчённо воскликнул Мага. — Будет красава, как на кладбище, памятник на своей же могиле! Всё! Цементом сыплем! Сначала — масло, потом цемент сверху! — и, после небольшой паузы — Иншалла! — точку поставил.

Напомнил о Боге. Чтоб не думали, что недостойным займутся.

Парни промолчали. Только похмыкали одобрительно и прищёлкнули языками, выражая одобрение тому, что сказал Мага. Они все числились в одном университете и занимались борьбой. Акцию предложил сделать Магомед. Он всё продумал: должно было получиться. Месяц назад Мага побывал на свадьбе племянника Зелима, брата Рамзана, и до сих пор находился под впечатлением. Он и до того думал, как войти в этот круг, но здесь, глядя на гостей, у него словно щёлкнуло в голове: вот же оно! Войти в их круг не дальним родственником, а равноправным партнёром, по праву получающим свой кусок. А кусок получить хотелось. Даже не получить — вырвать, да так, чтоб сами принесли, будто по своей воле. И он придумал самый лёгкий способ – голова у Маги с детства хорошо работала.

   Дело выглядело простым. У Магомеда семья держала две гостиницы в центре:  администратор одной и директор второй приходились ему родными. В ментовке тоже были нормальные завязки среди родни — тем более, когда кто-то из чертей этих прибывал в республику, об этом сразу становилось известно. Просто надо было узнать о приезде раньше остальных: в каком номере остановился нужный терпила и просто отработать, как надо, в один момент. Чтоб не было проблем в плане уголовном, решили акцию делать на улице: в случае неудачи, если бы московский ветер подул с другой стороны, можно списать на вспыхнувшую ссору со ссылкой на «горячую кавказскую кровь» и прочий национальный колорит. Хотя Москве это по-любому должно было понравиться.

 Оставалось подготовиться и ждать. Это было труднее всего. Чертила мог появиться в любой момент. Надо быть готовыми. Они несколько раз даже отрепетировали, смущаясь друг перед другом — у них тут не театральный кружок! — свои действия.

  И вот день настал. Им позвонили.

 Терпилу они заметили сразу — тот вышел из гостиницы, посмотрел на часы и повернул вправо, к ярко освещённым магазинам. Видно, решил прогуляться перед сном. Крупноголовый, с короткой шеей, немолодой человек, шагающий грузной артритной походкой. Широкий немодный пиджак с ватными плечами, обязательный дешёвый галстук, мятые мешковатые брюки, чуть стоптанные ботинки. Не сильно он разбогател на заокеанских грантах. Или маскируется, хитрит. Эти любят хитрить.

Догнали его молча, как стая волчат — каждый знал свою роль. Мага, играя, легонько шлёпнул ладонью сверху по намечающейся лысине. Тот изумлённо закрутил головой, но не понял, в чём дело. Двое взяли его сзади мягко под руки и несильно пихнули сзади по ногам, подломив колени. Иса забежал вперёд и начал поливать маслом. Аслан снимал всё на телефон. Парни отстранились, не отпуская рук, чтобы капли масла на них не попали. Терпила дёрнулся пару раз, а потом обмяк и стоял зажмурившись, как под дождём, только чуть кривил губы — от страха перекосило? Или от отвращения? Масло текло по лицу, попадало за шиворот, стекало по галстуку — он не отстранялся, не пытался уклониться от струи, освободиться.

Закончив, Иса отошёл с канистрой в сторону, уступив место Бесику, который начал посыпать его сверху цементом, зачёрпывая рукой из тяжелого бумажного пакета. Парни совсем отпустили его, просто были рядом — он даже не пытался уйти или убежать. Стоял на коленях овцой, которую сейчас будут резать. Своей покорностью, тем, что не визжал, не вырывался, не умолял о пощаде, он начал ощутимо раздражать парней. Высыпав остатки цемента прямо ему на макушку, Бесик отступил в сторону. Все тяжело дышали. Терпила стоял, как изваяние, действительно похожий на памятник самому себе, только с закрытыми глазами. Молился он, что ли? Иса почувствовал, как внутри нарастает раздражение — хотелось поставить победную точку. Врезать в переносицу с ноги, чтоб грузно завалился на спину, по-свински хрюкнув, чтоб кровь с соплями брызнула из разбитого носа, чтоб начал ползать по асфальту, вымаливая пощаду.

— Ты понял? — с нажимом спросил Мага, обращаясь в грязное лицо терпилы. Тот даже не открыл глаз. Ждал пули или завершающего удара? Не взглянул даже на них. Сука.

— Ты понял, мразь? — с нажимом переспросил Мага, брезгливо двумя пальцами дёрнув вверх грязный лацкан его пиджака.

Пара пожилых прохожих — мужчина с женщиной, увидев такую сцену, ускорили шаг, предпочитая не вмешиваться, только осуждающе покачали головами. Испугались. Им явно это не понравилось. Или представили себя на его месте — грязные, на коленях…

Мага ещё раз дёрнул терпилу за пиджак. Тот стоял, окаменев.

— Всё, уходим, — скомандовал Мага, брезгливо вытирая руки о белоснежный платок. — Засняли?

— Сделали всё, нормально, — ответил Иса. Аслан кивнул.

Они быстро пошли к тому месту, где оставили машину. Оглянувшись, Иса последний раз увидел терпилу, стоявшего в вечерней тьме, будто облитого фонарным светом. Смесь цемента с маслом комьями падала на тротуар. Он не двигался, не открыл глаза. Действительно, будто молился. Молча.

Иса всё ещё чувствовал внутри комок непонятного раздражения. Пусть они и сделали всё, как задумали. На их пути у дверей магазина стояла никелированная урна — неожиданно для себя Иса с размаха пробил по ней ногой, не жалея мокасин, вложив в удар всю свою злость.

…Хотя урна-то в чём виновата? 




© 2017 Creative Writing School

Проект не является публичной офертой

Сайт сделан в Маунтин Сайт

 

ОЧНЫЕ МАСТЕРСКИЕ

ОНЛАЙН МАСТЕРСКИЕ

НОВОСТИ

 

ЗАПИСЬ

КОНТАКТЫ

РЕКВИЗИТЫ

 

 

г. Москва, Библиотека-читальня
им.И.С. Тургенева, Бобров пер.,6.
+7 (926) 105-16-72
cws.workshops@litschool.pro